butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Суверенитет и национальное государство

Очень интересно:

Пока ранняя версия государства была искусна в извлечении ресурсов из населения, то его лояльность к государству на деле была низкой. Суверенитет был прочно связан с короной. Людовик XIV лучше всего отразил это явление словами: «Государство — это я». Ситуация радикальным образом изменилась после Великой французской революции (1789), когда Франция превратилась в первое европейское национальное государство. Появление национализма во Франции означало, что многие из людей, населявших Францию, внезапно почувствовали, что сильно преданы французскому государству, и захотели сражаться и умирать за него.

Фактически, национализм был мощным фактором повышения эффективности, позволившим революционной и наполеоновской Франции создать необыкновенно большую массовую армию, захватившую большую часть Европы. И действительно, чтобы окончательно победить Францию, у которой все годы войны не было великих держав в союзниках, у шести разных коалиций великих держав ушло в общей сложности 23 года (1792-1815).

Другие европейские государства в конечном итоге пришли к пониманию, что если они надеются выжить на европейской арене, у них практически не остается иного выбора, кроме как скопировать Францию и превратиться в национальные государства. Действия Пруссии во время Наполеоновских войн являются наглядным свидетельством того, как происходит это явление. Армия Наполеона окончательно разбила прусскую армию в битве при Йене и Ауэрштедте в октябре 1806 года. Правители Пруссии страшились национализма, но они осознали, что их единственной надеждой выбраться из под наполеоновского ига было скопировать французскую модель и использовать национализм, чтобы сделать свою армию намного более мощной силой. Они предприняли необходимые для этого шаги и впоследствии сыграли ключевую роль в деле добивания армий Наполеона (между 1813 и 1815 годом), а также помощи в прекращении его правления. Фактически, к началу двадцатого столетия каждое государство в Европе являлось национальным. Суверенитет больше не был связан с короной, теперь он принадлежал людям.

_____

Фактически, речь идёт о том, что право собственности на государство было передано из монопольной власти монархов и аристократии, в пользу коллектива образующего ту или иную нацию. Где-то это получилось провести цивилизованно и с компромиссами, как в Великобритании, где-то такой гибкости элиты не проявили и были уничтожены, к сожалению. Кое-где  реальных механизмов владения этой собственностью, в виде свободы слова, выборов, собраний и партий не дали, ограничившись дымовыми завесами, которые, однако, как показывает практика, крайне не стабильны и мало эффективны. Если, например, США стабильно действуют с момента своего основания в конце 18 века, однажды пережив серьёзную встряску в гражданскую войну, то Россия, упорствуя в построении национального государства, только в 20 веке пережила 5 кровопролитных "революций" и до сих пор изнывает от катастрофически низкой легитимности государственных институтов, держащихся на харизме одного, не вечного человека.

Рассматривая государство как свою коллективную собственность, люди лучше с государством стали взаимодействовать, в том числе на поле боя воюя уже не за абстрактного царя, а за более конкретные блага. Чтобы оставить своим родным вполне конкретную, пусть и очень коллективную собственность, в виде родных сердцу берёз, городов и рек. Если бы дело было не в защите собственности, а лишь в спасении жизней, то более ожидаемым было бы просто разбегаться в эмиграцию при каждой военной агрессии, как это часто делали кочевники уклоняющиеся от ударов. Средневековые обыватели поступали иначе, они просто чаще сдавались на милость победителями, которые воевали в основном посредством наёмников и небольшой группы "своих людей" в виде дружин и их аналогов.

Дальше институт национализированного государства должен логически эволюционировать в свои окончательно оформленные правовые рамки, с постепенной заменой механизма гражданства на обычную акционерную собственность этих мегапредприятий, решив таким образом объективные ограничения демократии. Это когда каждый новый правитель, руководствуясь краткосрочными избирательными циклами, загоняет страну в долговую яму и стагнацию, усугубляемую ростом политического влияния всё более маргинальных элементов из числа мигрантов и лиц зависимых от различных дотаций. Кто первый начнёт этот новый цивилизационный переход, тот сможет вырваться вперёд не меньше, чем Наполеон.
Tags: Франция, государство, история, политология, суверенитет, футурология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments