butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Ужесточая разрешай

Обострение террористической проблемы в России с новой силой ставит вопрос о необходимости повышения эффективности борьбы с преступностью. В числе рецептов обычно предлагается возвращение смертной казни, повышение бдительности граждан, расширение полномочий спецслужб, в частности направленных на упреждение терактов и дополнительные возможности слежки за экстремистами, а также ужесточение борьбы с чёрным рынком оружия.

Существующая санкция за нелегальное хранение и ношение оружия, которая необязательно даже тюремное заключение предусматривает – удивительно гуманна. Возникает странная ситуация, когда за хранение нелегальных наркотиков санкция оказывается строже (до 3-х лет) чем за ношение и хранение нелегального гладкоствольного или «травматического» оружия (до 2-х лет). Хотя вероятность убить при стрельбе в корпус из дробовика, примерно в десять раз выше летальности стрельбы из боевого пистолета.

Проблема, однако, в том, что в условиях запрета рекламы оружия, крайне громоздкой системы получения лицензий на владение оружием и открытие новых стрелковых объектов, а также затруднённости применения оружия в целях необходимой обороны, лишь порядка 26% граждан в принципе знает о своём праве приобретения легального оружия самообороны. Абсолютное большинство людей, физически не знает о своих правовых возможностях самозащиты и легального вооружения. Это, несомненно, идёт на пользу чёрному рынку оружия и подпитывает его новыми заблудшими клиентами, направляя в сети организованной преступности всё новые кадры.

Чтобы общество и государство смогли разгромить чёрный рынок оружия, они должны в полной мере позволить законную альтернативу - легальное использование оружия, упрощая информирование о нём, содействуя созданию новых стрелковых площадок и уменьшая неоправданную бюрократию при оформлении лицензий на это оружие. Нужно не только бороться с преступностью, но и повышать комфорт предоставления государственных услуг, легальных форм деятельности, от оформления лицензии на оружие и получения рекламной информации об этих возможностях, до легального его применения в условиях необходимой обороны.

Кажется парадоксом, но в считающихся более «свободными» и «демократичными» странах в борьбе с преступностью у государства значительно больше развязаны руки. В тех же США смертная казнь активно практикуется правительством, полицейские могут открывать огонь по подозрительным лицам без особых сантиментов. Периодически проходят «провокации терактами», когда исламистам из интернета предлагают взорвать какое-то правительственное здание, вручают муляж бомбы, а потом арестовывают, сажая на крайне продолжительные сроки. «Нормальной» антитеррористической практикой в США является тюремная изоляция на сроки до 25 лет просто за сам факт готовности продать нелегальное оружие организациям считающимся террористическими. При всей правовой спорности таких практик, нельзя не признать их эффективность с точки зрения устранения угроз национальной безопасности, значительный профилактический эффект.

Чтобы в России обеспечить подобную масштабную практику профилактики терроризма, с перекрытием каналов поставок оружия террористам и эффективным контролем групп риска, необходимо качественное развитие сотрудничества гражданина и государства. Для соответствующего расширения полномочий государства, граждане должны ему начать доверять, органы правопорядка в общественном сознании должны стать достаточно легитимными, чтобы развязать себе руки в борьбе с преступностью и получить возможность быть достаточно жестокими с теми, кто этого действительно заслуживает.

Отрицая независимое правосудие в форме широких полномочий судов присяжных, отвергая права граждан на оружие и самооборону, некоторое представители государства загоняют себя с обществом в тупик взаимного недоверия, когда и население не доверяет правительству, негативно относится к каждому его шагу. Не говоря уже о затруднениях в сфере сотрудничества, практики законопослушания граждан и готовности их оперативно сообщать о подозрительных лицах и преступлениях в органы правопорядка.
Развивать сотрудничество есть куда. По оценкам исследователей, лишь не более 0,4-1,3% объёмов лёгкого стрелкового оружия находится в руках организованных преступных группировок (и порядка 30% в руках правительственных формирований, тогда как большинство, даже нелегального оружия рассредоточено в руках вполне мирного населения). Даже когда речь идёт о массиве чёрного рынка оружия, к счастью, его большинство не используется в преступных целях (иначе миллионы единиц нелегального оружия устроили настоящую гражданскую войну). Не случайно, в Прибалтике после расширения прав граждан на оружие до пистолетов, произошло сокращение объёмов чёрного рынка оружия, его вытеснение легальным оружием.

Юридический статус огнестрельного оружия, применявшегося при совершении убийств в Англии и Уэльсе, 1992-1998 . Из законно приобретенного огнестрельного оружия 11 единиц были украдены у владельцев, один из которых стал жертвой убийства.
Источник: Home Office 2001: table 3D.


Вот наглядная иллюстрация тезиса о том, что «вас убьют из Вашего же оружия» - он верен не более чем в 0,2% случаев (и то, когда речь идёт о меньшинстве случаев вооружённых убийств на фоне массива насилия без огнестрельного оружия, ещё более выраженного в России).

Вопреки распространённым опасениям, легальное оружие практически не участвует ни в преступлениях, ни в пополнении чёрного рынка оружия. Его обеспечивают в первую очередь пропажи казённого оружия со складов, потом идёт контрабанда, утечки на производстве, в «горячих точках», кустарные производства и «чёрная археология»


Сколько-то заметной роли снабжения оружием преступности нет ни среди российских 5 миллионов владельцев гражданского оружия, ни даже в массивах американских владельцев, где контроль над легальным оружием несравнимо слабее, а массив легального оружия просто астрономический (более 300 млн. единиц). В мире лишь 1 из 1000 единиц огнестрельного оружия попадает на чёрный рынок в результате краж у владельцев гражданского оружия, тогда как потери оружия у вооружённых сил и других государственных формирований обеспечивают не менее 40-50% пополнения чёрного рынка оружия.

Государству взять бы и объединиться с гражданами в борьбе с преступностью, однако, к сожалению, в фундаментальном аспекте самозащиты населения, наша правоохранительная система так и не смогла выйти из порочной парадигмы усредняющего «советского права». Вместо жестоких санкций для настоящих преступников и оправдания самообороны, у нас применяется странный принцип «виноват, но не совсем». Посадили на 4 года, а не на 15, да ещё позволили по УДО полсрока отсидеть – вот за это и благодарите. И не важно, что в одной куче с освобождаемыми героями самозащиты на свободу настоящие уголовники выходят.
Странно в этих условиях жаловаться на правовой нигилизм в обществе, его экстремистские настроения, если при самообороне людей которые сами вызывают полицию, с пугающей частотой потом в тюрьмы бросают, как это было с Александрой Лотковой, Чимитом Тармаевым, отцом и сыном Савченковыми и т.д.

Решив это противоречие, гарантировав право граждан на самооборону, чётко отсепарировав эти случаи от криминальных инцидентов, например при помощи суда присяжных, создав нормально функционирующую альтернативу чёрному рынку для законопослушных граждан, государство сможет, и собственные возможности в борьбе с преступностью существенно расширить, постав в этом процессе общество на свою сторону. Тогда и победа над чёрным рынком оружия и перекрытие каналов подпитки терроризма, станут реальностью.
Tags: Россия, оружие, правопорядок, страноведение, чёрный рынок
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 40 comments