butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Запрет оружие и геноцид в Судане, обезоруживающие факты

Оригинал взят у ongun в Запрет оружие и геноцид в Судане, обезоруживающие факты

Жертвы политики запрета права на оружиеМеждународные лоббисты запрета оружия и их союзники в «Организации Объединённых Наций» утверждают, что нет никакого личного права на самооборону, что люди должны положиться исключительно на защиту правительства. Прогибиционисты также настаивают на том, что у человека нет прав обладать средствами самообороны, тем боле, такими как огнестрельное оружие.


Но что люди должны делать, когда само правительство начинает их уничтожать? Геноцид в Дарфуре, Судан, является прямым результатом того, что так усердно пытается распространить и навязать миру «Организация Объединенных Наций». Миллионы людей умерли из-за подобных законов, и еще миллионы умрут, если ООН не будет остановлена.


Как Иран сегодня или Афганистан при талибах, Судан управляется тоталитарным исламским правительством. Текущий режим, который называет себя «Национальным исламским Фронтом», захватил власть путём военного переворота в 1989 году, немедленно распространяя исламский закон по всей стране и совершая геноцид.


Первыми жертвами были жители Нубийских гор, в центральном Судане. Согласно Грегори Стэнтону, президенту «Международной ассоциации исследователей геноцида»: «нубийцы были сгруппированы в „мирные деревни“, где их женщин систематически насиловали арабские мужчины, их детей крали и продавали в качестве рабов, в результате как минимум 100 000 человек исчезли без вести».


Следующей целю, были африканцы из южного Судана, в основном христиане или анимисты. Население Дарфура стало последними жертвами геноцида, регион размером с Техас в западной части Судана.


Дарфурцы являются мусульманами но, как и большинство жителей Судана, они черные африканцы, в отличие от арабов которые контролируют правительство.


Основой геноцида в Судане, как и любого другого геноцида в мировой истории, является обезоруживание заранее определённых жертв.


В Судане практически невозможно, для среднего гражданина, на законных основаниях обладать средствами для самообороны. Согласно закону национального контроля над огнестрельным оружием, лицензия на оружие должна выдаваться лицам старше 30 лет с определенным социальным и экономическим положением, а так же после физического обследования врача. Женщины имеют больше трудностей в обеспечении этих требований из-за социальных и профессиональных ограничений.


Дополнительно существует ограничение на количество патронов продаваемых в одни руки, что сводит на нет, возможность достижения мастерства в применении огнестрельного оружия для законопослушных граждан. Например, владелец пистолета может приобрести только 15 патронов в год. Наказания, принятые в Судане за нарушение закона об огнестрельном оружии, являются серьезными и могут включать в себя смертную казнь.


Практическое применение законов об оружии иное. Если вы тот, кого правительство хочет забить как скот, на пример один из черных африканцев центральной, южной или западной части Судана, то вам абсолютно запрещено владеть огнестрельным оружием. Государственный департамент США отмечает в документе: «После того как президент Башир захватил власть в 1989 году, новое правительство разоружило все неарабские этнические группы, но позволило политически лояльным арабским союзником владеть оружием».


С другой стороны, если вы араб, который хочет убить негров, то законы Судана по огнестрельному оружию ужасно просты для вас. С древних времён в Дарфуре соперничают между собой арабские верблюжьи кочевники и чёрные африканские скотоводы. Арабы считают, что чернокожая раса неполноценна и подходит только для рабства. В международной кризисной группе «Дарфур Раисинг» объясняют: «Начиная с середины 1980-х годов, в Хартуме сменявшее друг друга правительство разжигало обстановку путем поддержки и вооружения арабских племён, в частности, чтобы предотвратить укрепление южных повстанцев в регионе. Арабы, сформированные в ополчения, сжигали африканские деревни и убивали людей тысячами. Африканцы в свою очередь, сформировали группы самообороны, члены которых в итоге стали повстанцами, впервые появившиеся в Дарфуре в 2003 году».


В докладе говорится о причине, которая спровоцировала африканцев восстать против тирании Хартума: «неспособность правительства выполнять условия о мирном договоре племен с арабскими кочевниками, при этом платя последним кровавые деньги за убийство десятков Загава (одно из африканских племен в Дарфуре), в том числе и известных вождей племен».


Более того Питер Верни писал в журнале «Судан Апдейт», основанном в Лондоне, что правительство вооружило арабов, изымая при этом оружие фермеров племени Фур, Масалит и Загава.


Он утверждает, что разоружение негров было исполнено безжалостно: «С 2001 года Дарфур находится, согласно постановлению центрального правительства, под управлением специальных судов для рассмотрения дел, лиц подозреваемых в незаконном хранении или незаконном обороте оружия…Силы безопасности злоупотребляли своими полномочиями, для произвольного и неопределенно долгого содержания под стражей».


ДжанджавидВ то время как чернокожим запрещено владеть оружием, арабам оружие раздает правительство, согласно данным «Международной Амнистии» на человека приходится порядка 5-6 единиц стрелкового оружия. В итоге, арабы формируют террористические банды, известные под названием «Джанджавид» (буквальный перевод «злые люди на лошадях» или «джинн на коне»).


Вы можете быть уверены в том, что когда суданское правительство, раздает арабским террористам винтовки, оно не следует своему закону об обязательном медицинском обследования для приобретения оружия.


Результатом тирании и угнетения стало образование вооруженных повстанческих групп, в регионах подвергшихся геноциду. Тот факт, что этим группам удалось приобрести оружие незаконно, был большим посягательством на «Организацию Объединенных Наций» и лоббистов запретительной политики, которые осуждают любую форму владения оружия «негосударственными субъектами». «Негосударственные субъекты» — это любое лицо или группа лиц, чье владение оружием не утверждено правительством. Хорошим примером, включающим суданцев боровшихся против геноцида в своей собственной стране, в этом смысле могут быть евреи в варшавском гетто или американские революционеры, боровшиеся с тиранией короля (речь идет об американской войне за независимость).


Суданские повстанцы, хотя и в состоянии приобрести некоторое количество оружия для своих операций, все же не имеют возможности защитить много изолированных деревень в столь большой стране.


Таким образом, в результате разоружения черного населения (спасибо суданским строгим законам об оружии) и хорошо вооруженным арабским бандам (спасибо правительству), были созданы условия для геноцида.


В южной части Судана, результатом геноцида стало убийство двух миллионов двухсот тысяч жителей, еще четыре с половиной миллиона были изгнаны из своих домов. Те, кто не был убит, были проданы в рабство. Изнасилования были широко распространены как инструмент государственного террора.


В Дарфуре, по данным профессора Эрики Ривз из Коледжа Смита, главного американского специалиста по геноциду в Судане, Джанджавид уже привел к гибели 450 тысяч черных суданцев.


Боевики отрядов Джанджавид изнасиловали бесчисленное количество женщин и заставили более 2 миллионов людей переместиться в лагеря для беженцев.


Примечательно, что среди большинства разбомбленных деревень, не было не-каких, вооруженных повстанцев. Таким образом, уничтожение населения не следует рассматривать, как чрезмерно усердную борьбу с повстанцами, а как преднамеренную попытку уничтожить всё общество. Этническая чистка в Дарфуре проведена настолько тщательно, что буквально не осталось населённых пунктов.


Переселенные беженцы живут в убогих лагерях в Судане и в соседнем Чаде, где показатели смертности от болезней и недоедания очень высоки. Организация объединённых наций очень отстаивает существование этих лагерей, которые будут превращены в «безопасные районы» под контролем суданских вооруженных сил.


Специальный председатель ООН в Судане Ян Пронк подписавший план «безопасных районов», это тот же самый человек, который в 1995 году курировал похожий план «безопасных районов» в Боснии. Именно в этих районах сербы убили тысячи боснийцев, в то время как голландские «миротворцы» бездействовали.


Жертвы в Судане чаще всего были безоружны. «Международная Амнистия» приводит в пример свидетельства крестьянина: «Ни один из нас не был вооружен и мы не были в состоянии противостоять атаке». Один из немногих вооруженных жителей рассказал: «Я попытался взять свое копье, чтобы защитить свою семью, но они угрожали мне пистолетом, поэтому я остановился. Затем шесть арабов изнасиловали мою дочь прямо передо мной, а после мою жену и моих других детей».


В случае, когда сельские жители были готовы к противостоянию, цена мародерства становилась слишком высокой. «Хьюман Райтс Вотч» сообщала о следующем случае: «некоторые из жителей Кудуна, готовились к тому, чтобы защищать себя, в результате чего пятнадцать человек, из числа нападавших были убиты».


«Питсбург Трибун-Ревью» задавала вопрос госдепартаменту США, почему не было никаких сообщений о том, что жертвы в Дарфуре сопротивлялись. «Некоторые защищали себя» пояснил представитель госдепа. Но, он так же добавил, что преступники имеют вертолеты и автоматическое оружие, а жертвы только мачете.


Дарфур является одним из тех мест, где правительство осуществляет принцип Ребекки Петерс (международной лоббистки запрета гражданского оборота оружия), который заключается в том, что жертвы преступлений не должны использовать оружие, чтобы защищать себя.


Правозащитная организация «Суданская организация против пыток» базирующаяся в Лондоне сообщила о происшествии, которое произошло 7 марта: «Двое мужчин в военной форме атаковали четырех девушек из лагеря для беженцев Сераиф в Западной Ньяле, Южный Дарфур. Девушки были атакованы во время сбора веток и хвороста за пределами лагеря в 11:30. В ходе нападения один из мужчин попытался изнасиловать девушку. Вооруженный злоумышленник попытался принудительно сорвать с нее нижнее белье. Когда она оказала сопротивление, мужчина начал бить ее. Защищаясь, она схватила нож, который девушки использовали для заготовки хвороста, и нанесла злоумышленнику удар в живот.


После поножовщины, девушкам удалось бежать и вернуться в лагерь Сераиф, где они сообщили о произошедшем в полицию. Полиция отказалась рассматривать данное дело.


Позднее один из насильников скончался от ножевого ранения. «После известия о смерти, офицеры полиции немедленно арестовали четырех девушек по подозрению в умышленном убийстве». Им грозит казнь через повешение. Девушки: Амуна Мохамед Ахмед (17 лет), Файза Исмаил Абакер (16 лет), Худа Исмаил Абдель Рахман (17 лет), и Захра Адам Абделла (17 лет).


Под сильным давлением со стороны президента Буша, правительство Хартума подписало договор о прекращении огня с Южным Суданом в конце 2004 года. Правительство дало обещание, что в 2010 году, на юге Судана смогут голосовать на референдуме за независимость. В мае 2006 года, правительство и повстанцы подписали договор, который должен был остановить геноцид в Дарфуре.


Но Эрика Ривз утверждает, что нет никаких свидетельств того, что исламистская тирания намерена остановить уничтожение людей в Дарфуре. Верить в то, что Судан будет подчиняться подписанным договорам, значит игнорировать тот факт, что в 2003 году, Судан ратифицировал «Международную конвенцию о предупреждении и наказании преступления геноцида», а затем пошел на совершение геноцида в Дарфуре. Ривз прогнозирует, что еще сотни тысяч человек в Дарфуре умрет, а «Организация Объединенных Наций» по-прежнему не в состоянии действовать в направлении реальной защиты жертв или препятствования геноциду.


Поскольку международное сообщество не в состоянии защитить народ Дарфура, они имеют полное моральное право защищать себя самостоятельно. «Организация Объединенных Наций» однако, усердно работает для того, что бы убедиться, что жертвы геноцида в Судане и в других регионах Африки не будут в состоянии сопротивляться.


ООН защищает Судан, опираясь на договор под названием «Протокол Найроби о предотвращении, регулировании и сокращении оборота стрелкового оружия и легких вооружений в районе Великих озер и на Африканском Роге». Протокол был подписан в 2004 году представителями Бурунди, Демократической Республики Конго, Джибути, Эритреи, Эфиопии, Кении, Руанды, Сейшельских Островов, Судана, Уганды и Танзании.


Протокол требует всеобщей регистрации оружия, полный запрет на владение полуавтоматическими винтовками, «большие минимальные сроки за ношение нелицензированного стрелкового оружия», также программы для поощрения граждан к сложению оружия, образовательные программы, препятствующие реализации прав на оружие и другие разные кампании по разоружению населения.


Иными словами, ООН эффективно контролирует право на оружие даже в восточноафриканских странах, где происходил геноцид: Судан, Демократическая Республика Конго и Эфиопия. В ряде других стран, подписавших «Протокол Найроби», таких как Руанда и Уганда имеются свои недавние истории с геноцидом против безоружных жертв.


«Организация Объединённых Нации» проталкивает аналогичный проект о разоружения населенных пунктов в южноафриканское «Сообщество по вопросам развития юга Африки». Две нации из «Сообщества по вопросам развития юга Африки», Зимбабве и Конго также являются местом недавнего геноцида.


Более экстремальной политикой запрета на оружие ООН является идея необходимости ввести в «Экономическое сообщество западноафриканских государств» (ECOWAS), полный запрет на импорт огнестрельного оружия для гражданского оборота. Одними из членов «Экономического сообщества западноафриканских государств» являются Кот-д’Ивуар и Гвинея, по данным «Международной ассоциации исследователей геноцида» Кот-д’Ивуар вступил в заключительную фазу подготовки к геноциду. В Гвинее, «Национальный альянс за демократию и развитие» предупреждает, что «Существует опасность надвигающегося геноцида, подобного тому, что произошел в Руанде»


Лоббисты запрета права на оружие так основательно проникли в «Организацию Объединённых Наций», что на анти-оружейной конференции в ООН, которая состоялась в прошлом месяце (2006 год) в Нью-Йорке, фактически выступали в качестве делегатов от различных правительств.


Лоббисты запретительной политики и их союзники в ООН расскажут Вам, что людям не нужно оружие для самообороны — как для защиты от насильников, так и против геноцида. Правительства и «Организация Объединенных Наций» будут защищать всех — они обещают.


Трагедия обезоруженных жертв в Судане, и по всей Африке показывает насколько, беспощадны и фальшивы те обещания, которые нам дают органы запрещающие оружие. На протяжении десятилетий тирании геноцида, было убито миллион африканцев, в то время как остальная часть мира бездействовала. Отныне «Организация Объединенных Наций» объективно виновна в геноциде, пытаясь сделать так, что тот, кто станет мишенью для геноцида, не будет иметь возможность использовать оружие для сохранения себя и своей семьи .


P.S. Со времён описываемых событий Южный Судан уже обрёл независимость, негроидное население Дарфура (западные провинции Северного Судана) было существенно вытеснено, однако этот материал не утратил актуальности, особенно для русскоязычного читателя, чьи предки также, почти наверняка, переживали аналогичный геноцид под названием «раскулачивание», «классовые чистки», «белый» и «красный» террор, а современники застали аналогичные процессы уже в форме этнических чисток на окраинах бывшего СССР. Этим событиям у нас также предшествовали масштабные кампании по разоружению гражданского населения. Если мы не хотим повторения подобных трагедий и развала нашей страны в будущем, то пора бы нам сделать из подобных историй адекватные выводы.


Перевод: Анна Богомолова


Автор: Дейв Копель


Источник


Читать на сайте движения
Tags: Африка, ООН, Судан, геноцид, история, насилие, оружие, прогибиционизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments