butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Культ Сталина в контексте консерватизма

Напишу еретическую, но принципиально важную вещь про XX съезд КПСС, актуальную в понимании очень многих вещей. "Развенчание" культа личности Сталина для Советского Союза сыграло принципиально отрицательную роль, понять которую можно особенно хорошо именно сейчас, сравнивая судьбы СССР и "коммунистического" Китая. Тоталитаризм и репрессии в СССР после XX съезда не исчезли, напротив, став зачастую неоправданно мягче к элите, советский режим при Хрущёве даже умудрился закрутить гайки в отношении своего общества, в сухом остатке расстреливая демонстрации, сократив площадь разрешенных индивидуальных крестьянских наделов, свернув существовавшие кое-как при Сталине частные кооперативные хозяйства, усилив до расстрельных статей санкции за "экономические преступления". Именно, "гуманист" Хрущёв стал расстреливать "валютных спекулянтов", тогда как более прагматический режим Сталина при всех своих девиациях, все же плавно дрейфовал к более смешанной экономике. По крайней мере имел для этого много больше предпосылок - этот режим мог себе такое технически позволить, тогда как Хрущёв, скинув сталинизм, уже не мог себе позволить ревизию марксизма-ленинизма, ведь тогда ему бы просто не на что было бы опираться.

"Консервативный" сценарий развития СССР после Сталина предполагал наследование власти Лаврентием Берией или кем-то из подобных силовиков, которые при всём своем людоедстве не были двинутыми марксистами-ленинистами и почти наверняка повторили в СССР сценарий рыночной модернизации Китая ещё до него самого. Если бы "развенчание культа личности" предполагало осуждение фундаментальных сталинских подходов, реабилитацию кулаков, возрождение НЭПа и прочих, то он был бы оправдан. Однако, в реальности, политика, как искусство возможного, предполагала в судьбе СССР после 1953 года вилку лишь из двух возможностей - подобно Китаю оставить культ личности своего тиранического вождя, но отходить от марксизма-ленинизма, проводя рыночную модернизацию, творчески развивая наследие своего любимого кумира, постепенно заменяя его суть без слива самого раскрученного бренда, либо, как в СССР, осудить самостийные оригинальности сталинского режима и ещё сильнее опереться на не работающую концепцию марксизма. Исторически, в логике КПСС была возможность либо строить рыночную экономику, легитимизируя её образом любимого народного вождя, либо свергнуть этот образ, чтобы проводить ещё более фундаменталистский марксистский курс, который в конечном итоге был реализован и погубил СССР. Если бы не развенчание культа личности Сталина, то для выживания советского тоталитаризма, ему бы потребовалось проводить новый НЭП, в результате вряд ли бы и СССР развалился и последующих катастрофических последствий бы не было, а вместо этого страна развивалась бы по сценарию КНР, совершая перманентное экономическое чудо, которое бы в конечном итоге обернулось постепенной демократизацией системы, а не её деградацией, коллапсом и катастрофой. В этом смысле, критика давно умершего Сталина бессмысленна, как и войны со сталинистами. Скорее даже вредны.

Игнорируя уроки истории нечто аналогичное в России повторил режим в 2000-х годах, когда вместо ревизии содержания ельцинской полиции централизма, большого неэффективного государства и бюрократизма (доля государства в экономике при Ельцине не снижалась ниже 40% от ВВП, большинство популистских "льгот" было учреждено именно им, хотя уже при Путине показатель государства в экономике к 2005 году дошел до минимально показателя в 35%, но в "коммунистическом" Китае он стабильно находится на уровне в 20%, на тот же уровень государство было срезано сразу после краха Варшавского блока в более успешно модернизовавшихся системах, вроде Чехии, а также послевоенных Германии и Японии), произошла консервация недостатков режима при опоре на активную критику "лихих 90х" и "проклятых либералов", что в общем-то рискует повторить тот же печальный сценарий коллапса СССР и с РФ.

Американцы в оккупированной Японии оказались много умнее русских в России и не стали свергать японского императора. Напротив, опираясь на его легитимность они сумели запустить там экономическое чудо. Свергнув императора (который, между прочим, остался тем же, что и во время строительства паназиатского проекта, правив страной с 1926 по 1989 годы) оккупанты были бы вынуждены столкнутся с новым японским Гитлером, так как бедная разоренная войной страна не смогла бы удержать политическую стабильность плюшками социального государства, на которое просто тогда не было ресурсов, и на волне унижения, бедности и реваншизма к власти бы пришли те же империалистические силы или страна бы перешла в коммунистический блок. Вместо этого, опираясь на богатый японский традиционализм монархии, янки сумели переориентировать развитие этой страны с экстенсивного на интенсивный, лучше нашего понимая значение консервативной технологии обеспечивающей легитимацию решений - чем эти решения радикальнее, тем больший уровень традиционной легитимности для них нужен. Не спроста исламистские террористы используют самый рафинированный фундаментализм, отправляя людей на смерть опираясь на многовековую и устоявшуюся традицию, чего, при всём желании, не могут себе позволить политические силы с более скромным бэкграундом.

В условиях наследования легитимности и самого функционирования любого режима (даже Россия, между прочим, правопреемница СССР, хотя и возникла как символический антагонист его) невозможно принципиально проводить политику с "чистого листа", можно либо исправлять структурные ошибки, вроде экономической политики правительства, либо дурить население рекламными кампаниями ниспровержения старых кумиров, оставляя их фундаментальные порочные основы. Нельзя зависнуть в воздухе, можно опираться по крайней мере одной ногой на что-то из прошлого. Устранив сталинизм в СССР этой опорой для режима стал марксизм-ленинизм, что не позволило стране развиваться дальше, тогда как в Китае этой опорой остается идеализированный поп-образ Мао, а его практическое наследие активно пересматривается. В этом смысле, консерватизм как политтехнология, как раз предполагает понимание того, что кумиры и массовые идолы не более чем рекламные бренды, которых как раз правильно было бы сохранять, а вот реальная модернизация общества должна проходить под старой оболочкой. Пока внимание общества отвлечено на идеальные образы культа личности, можно провести ревизию его содержательной политики, но если начать рушить образ и идеал, то не останется ничего как опереться на его неэффективные институты и фундаменты, тогда как именно их и следовало бы перестраивать. Снести и то и другое физически возможно лишь в условиях совсем революционных событий, вроде падения монархического режима или компартии, хотя и тогда, как практика показывает, неизбежна опора нового политического режима на старые институты, как большевики опирались на реликтовые остатки крестьянских общин, а современная Россия опирается на машины КГБ, МВД, бюрократию и огромный госсектор в экономике, переживших минимальные изменения. Уж лучше бы опирались на фенечки сталинизма и коммунистической идеологии, но реформировали бы суть, как это китайцы сделали. Кроме них, нечто аналогичное вытворяли англичане, катарцы и много кто ещё. Это и есть настоящее понимание технологии консерватизма - снося символы, приходиться консервировать институты, снося институты, приходиться опираться на символы.

Символы сами по себе безвредны и многовариативны. Одна и та же вера занималась на своих ранних этапах "религиозным коммунизмом", потом инквизицией, крестовыми походами, легитимизировала монархию, а позже проводила реформацию, просвещение, демократизацию и много других прогрессивных шагов. В России этой важнейшей политтехнологии консерватизма как инструмента почти не понимают совестливые люди, поэтому борются с символами, вроде Путина, церкви, имперскости и Сталина, хотя истина и реальные проблемы радикально глубже, а исправить их можно, напротив, лишь опираясь на те или иные основополагающие символы. В ниспровержении их люди забывают настоящие проблемы, поэтому модернизация постоянно с такими страшными сбоями выходит - на борьбу с образами уходят все силы, а структурные проблемы так и не находят своего решения. Поэтому, большевики, манипулирующие фундаментальными традиционными ценностями общества, вроде товарищества, общинности и солидарности, победили. Даже Сталину удалось выжить реанимировав РПЦ и апелляции к идеям великорусского патриотизма во Второй Мировой войне, а не чуждой обществу риторике классовой войны и мировой революции. Тогда как отечественные "либералы", увлекавшиеся борьбой с национальной солидарностью, традиционной религией, образами великой империи и прочими идеальными категориями, уверенно проиграли и продолжают пребывать в маргинальности.

В этом смысле, дискурс условного монархически-православного сталинизма, краснокоричневых, при всей своей эклетичности, так живуч, хотя на развитие страны он начнет работать лишь когда все эти культурно-символические связки вооружаться современными технологиями правопорядка и рыночной экономики с глобализацией. И наоборот, последние смогут реализоваться лишь при опоре на могучее уже имеющееся образное наследие, которое, как практика показывает, можно любым способом трактовать, раз китайцам даже самого одиозного мясника Мао удалось использовать для легитимации одной из самых свободных и динамично развивающихся экономик современности. Нам есть чему у них учиться если мы хотим сколько-то заметного места для России в XXI веке. Не удивительно, что все успешные "либеральные" партии, от британских и американских правых консерваторов, до европейских и азиатских национал-либералов, опираются на те или иные исторические, традиционалистские связки, тогда как сферические в вакууме сторонники свободы в числе наших "либералов" в целом, такие устойчивые маргиналы. Пример с XX съездом КПСС и его адекватное понимание, позволяет от этой маргинальности излечиться, ну или продолжать проклинать все неугодные абстракции, исчезая в историческом небытие вместо них.

Если бы КПСС не громила культ личности Сталина, а, напротив, продолжая активно на него опираться, проводила рыночную эмансипацию страны, то уже к концу XX века СССР был бы не трупом, а самой успешной и динамично развивающейся экономикой. Образы Сталина и марксизма-ленинизма, остались бы лишь как поп-идолы, вроде образов Че Гевары на футболках или пещерных людей неолита в музеях и мультиках. Люди каменного века, как и Сталин, были далеки от идеала, занимались сплошным насилием и каннибализмом, но мы не занимаемся борьбой с их "культом", напротив, детально их изучая и используя как опору для сравнения, активно используем их в массовой культуре. Мы не проводим кампанию развенчания культа пещерных людей и не отбираем у детей игрушки с их изображением. Борьба с мёртвым Сталиным сначала в КПСС, а потом и в современной России мешают проводить в стране необходимые структурные реформы подобно китайцам, и именно это, парадоксальным образом, делает культ личности столь живучим и формирует в обществе новый запрос на Сталина и сильную диктаторскую руку. Отрубив её общество не стало здоровее и более развито, напротив, после этого дефицитная диктатура стала постоянно воспроизводиться вновь и вновь, обнуляя её институциональное развитие, вместо её облагораживания. Вместо модернизации страны под эгидой КПСС мы уничтожили СССР и передали всю власть новому диктатору, который игнорируя уроки истории тоже в основном занимался не тем, чем нужно, продолжив повторяемость этого одного и того же сценария.

В этом смысле, кстати, ниспровержение Путина тоже вряд ли обещает стране какие-то преимущества, хотя вовсе не делает его неуязвимым для критики. Однако осмысленная критика касается фактов, конкретных ошибок политики, а не смелых обобщений и слишком амбициозных претензий которые уже не однократно показывали свою контр продуктивность. Демократия сама по себе, как в постсоветской Украине, в считанные годы приведет к ренессансу культа личности Путина, даже после его успешного оттеснения от политики, поднимет на Олимп нового диктатора. Если же учесть все эти тонкости, то и никакой революции и не потребовалось бы, а стороны смогли бы успешно договориться на любом отрезке нашей драматической истории, проводя постепенное реформирование системы, вне зависимости от её бренда, который, будучи уже раскрученным и популярным, чисто коммерчески очень глупо устранять и правильнее использовать по максимуму, не забывая повышать конкурентоспособность самого продукта скрывающегося под ним.
Tags: Иосиф Сталин, Китай, СССР, история, консерватизм, страноведение
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments