?

Log in

No account? Create an account

Блог Марии Бутиной

"Бесплатных завтраков не бывает" Бартон Крейн

Share Next Entry
Автобиографическое вступление
butina
 
Я родилась в семье инженеров, выросла в одном из красивейших городов региона, в «сибирских Афинах» - Барнауле.Предки, по отцовской линии происходят из казачьих родов Украины, генеалогические линии по матери, якобы, восходят к военным династиям и зажиточным крестьянам из Восточной Европы.

Моя мать вела дневник моего роста, где в одной из немногочисленных записей указывается, что она переживает за «нормальность» своей дочери. В то время как другие дети падают, бьются лбами о качели, встают и бегут дальше, я аккуратно подхожу к ней, проверяю прочность креплений, присаживаюсь и медленно раскачиваюсь, а после – так же аккуратно слажу после полной остановки. Эта склонность к минимизации рисков оказывалась полезной в будущем.
Часто бывая у бабушки-педагога и воспитываясь вместе со старшим, двоюродным братом, я лет с трёх умела писать и считать, обучаясь вместе с ним, пока он готовился к поступлению в школу. Это, кстати, хорошая иллюстрация роли качественной внешней среды для развития ребенка.

Детский садик, куда меня отдали, был похож на концлагерь. Мама отводила меня туда с содроганиями сердца, и вместо того, что бы играть с другими детьми я садилась на табуреточку у окна и целыми днями, плача, ждала её возвращения. Воспитательницы были строгими и истеричными особами, а я - очень застенчивым и робким ребёнком, и во однажды, во время тихого часа я очень захотела писать, но боялась об этом сказать, поэтому терпела до последнего, и вот когда я всё таки решилась попросить разрешения выйти в туалет было слишком поздно, и я до него не добежала. Это было хорошим уроком о том сколь вредна робость и стеснительность.
Ещё перед поступлением в школу, на предварительном тестировании, меня записали в «гуманитарии», а в первых классах меня дразнили «страусом», за высокий рост, впрочем, я не сильно на это обижалась, ещё более стесняясь своего веса, что, впрочем, давало мне больше успехов в том, что бы давать сдачи обидчикам.

Летом, когда я училась в начальных классах, с братьями и сестрой мы играли в бизнес в саду частного дома дедов – у старшего брата была «Харчерня у дяди Вовы», где продавался морс и печеньки, у меня было казино и гостиница. Младшие брат с сестрой быстро проматывали игрушечные деньги и пытались пользоваться услугами наших предприятий без оплаты – тогда они отправлялись в карцер – старый уличный туалет в самом дальнем углу огорода.

С пятого класса, после ссоры с подружками я общалась преимущественно с парнями, даже участвовала в соревнованиях «а ну-ка парни», к большому удивлению дяденек из военкомата, и первая в истории школы из девушек, что прошла начальную военную подготовку, заняв второе место среди классов этого года по скорости сборки автомата и третье место по стрельбе.
С друзьями мы, как правило играли в карты, казаков-разбойников, делали гадости и разбивали школьные окна.
В школе я поняла, что можно хорошо учится даже не занимаясь рутиной, вроде домашних заданий.
В спорте, благодаря длинным ногам я была лучшим бегуном, и капитаном волейбольной команды, предпочитая впрочем играть в мальчиковых командах.

В средних классах мы делали выступления перед ветеранами – абсурд ситуации заключался в том, что мы рассказывали им про войну. И вот читая перед ними лекцию, я забыла о том, сколько где-то было танков, мне стало ужасно стыдно и я молча простояла минут пять, пока один из ветеранов сам не сказал, сколько же там танков было. С тех пор я раз и навсегда запомнила, что выступления заучивать не следует, а если записи перед выступлениями уместны, то лишь в самых общих тезисах, куда уместней заваливать слушателей экспромтом.
Будучи назначенной директором школьного музея я занималась инвентаризацией экспонатов и организацией исторических лекций для младших классов и ветеранов.

Свои первые деньги я заработала на торговле мною же решённых контрольных работ, прежде всего по математике и английскому. Эти же деньги потом тратила на найм репетиторов по обществознанию и истории – с девятого класса я мечтала стать юристом.
При подготовке к ЕГЭ учителя настойчиво говорили нам, что бы мы не брались за написание сочинений-отрицаний в творческой части «С», так как это было крайне рискованным занятием, на котором большинство проваливалось – но мне попалась тема для сочинения, где автор обосновывал фатализм. Я принципиально не могла соглашаться с этой мыслью и написала сочинение, где оспаривала тезисы автора. И получила максимальное количество баллов в этой части экзамена. Убеждённость является важным подспорьем в успехах.

Что бы поступить бюджетником на юридический факультет мне не хватило 5 баллов ЕГЭ (213 из 219 из необходимых), поступать за деньги на целевой или дополнительный набор я не желала, считая это уделом лишь круглых глупцов. К тому же я не могла себе позволить так сильно зависеть от своих родителей.

С тех пор я ни разу не жалела что пошла учится на факультет политических наук АлтГУ. 
Я шла в университет с верой в свою одарённость и всезнайство – на первых же парах эта самоуверенность была разрушена, после того как учитель по истории политучений (почтенный университетский патриарх Валентин Яковлевич Баркалов) задал мне вопросы, на которые я не смогла ответить.

Будучи избранной старостой я участвовала в львиной доле университетской самодеятельности.
Теоретические знания без их практического применения мертвы, и хотя университетские преподаватели были просто кладезями социального опыта и мудрости, но всё же университетскую теорию мне довелось с первого курса дополнять практикой в общественных движениях, начав с участия в проектах «Центра Помоги Советом» созданного в рамках просветительской программы «Открытая Россия» спонсируемой Михаилом Ходорковским в его лучшие годы.

Многие студенты любят гундеть о том, как их плохо учат и не дают работу после диплома, я же была и остаюсь уверенной что каждый является хозяином своей судьбы, а знания, опыт, и как следствие социальный успех следует не получать, а брать благодаря собственным волевым усилиям.

Обучение в Школе Реальной Политики у Контантина Николаевича Емешина так же поубавило у меня лишней спеси – анализ законопроектов что я делала по заданиям в этой образовательной программе, были ни к чёрту, а посещение заседаний регионального парламента в первый год вызывало прежде всего чувство восторга (это уже потом я стала понимать какой там несётся бред). Наблюдение за прениями парламентариев на первых порах убеждало меня в правоте каждой из сторон – хотя они спорили друг с другом – каждый из них делал это весьма убедительно – это сподвигло меня формировать сою собственную точку зрения и развивать риторические навыки. В последствии я ещё два года среди прочего была координатором ШРП, получив первый серьёзный организаторский опыт.

В это же время я участвовала в дебатном движении, отпочковавшемся от всё тех же программ «Открытой России», более того мне с коллегами довелось выйти в финал международного чемпионата по дебатам в Новосибирске и участвовать в создании клуба этой игры на базе университета. Если кто не в курсе – дебаты – это такая буржуинская командная игра мозгом и языком, предполагающая полемики pro et contra по заданным темам. Не мудрено, что это направление обеспечило меня незаменимым опытом публичных выступлений и полемик, обеспечив мне изрядную прокачку навыков по этим направлениям.
На втором курсе мне довелось работать журналисткой отдела политики в региональной прессе.

С третьего курса я параллельно учёбе работала помошником одного крупного барнаульского предпринимателя (Стипурко Андрея Викторовича), обеспечивая его работу в общественной палате Алтайского края и инициативы в области добровольчества по продвижению ЗОЖ. Здесь я научилась фандрайзингу, работе с грандами, взаимодействию с бизнесом, способости отказывать в поддержке тех или иных проектов (способность говорить «нет» вообще является весьма востребованной добродетелью), экономии ресурсов (цену затрат следует делить на два и искать соответствующие варианты – так мне приходилось делать со сметами на мероприятия, что я приносила своему боссу), способности молчать и говорить там где это уместно и одной из пожалуй самых важных истин – эффективности своих усилий. Именно там, благодаря строгости и деловой хватке своего шефа я в действии поняла что работоспособность измеряется не во времени затраченном на усилия, а в реальных результатах.

Во вторую половину работы в этом направлении я была назначена исполнительным директором Барнаульского Ротари-клуба – местного подразделения международной благотворительной организации масонского типа. Здесь я уже углубленно изучила практические особенности работы с финансовыми операциями, получила практические навыки английского языка, обеспечивая приём и размещение иностранных делегаций.
На четвёртом курсе АлтГУ, когда мне было 19 лет, меня избрали во второй созыв краевой общественной палаты – так я стала самым молодым членом каких либо «взрослых» представительных органов России за всю историю их существования. Такое стало возможным, прежде всего благодаря самой вере в возможность этого, ведь, как правило молодые люди предпочитают испытывать комплексы по поводу своего возраста, или же имея распухшие амбиции не прилагать реальных усилий для достижения поставленных целей. Что бы стать членом ОПАК мне не потребовалось ни с кем спать, просто много работая во множестве направлений мне было от кого выдвигаться (совмещая до этого 4 года свою учёбу и работу с функцией старосты в студенческом самоуправлении, я была выдвинута в общественную палату от своего студпрофсоюза), были наработаны необходимые контакты и знакомые по общественному сектору и политической тусовке. Действуй я лишь в одном векторе и соответствующих перспектив бы и не возникло.

Уже, будучи избранной, членом краевой общественной палаты я столкнулась с серьёзной проблемой – меня поначалу совершенно не воспринимали в серьёз, из-за возраста (а остальным членам ОПАК было далеко за 40), считая неполноценной девчонкой и нехотя здороваясь. И всё же имея опыт журналистики я возглавила информационный центр при общественной палате, исполнявший функции пресс-службы. О палате стали писать, СМИ начали обращать внимание на деятельность института, результативность деятельности растопила лёд с сердцах общественников.

Период работы в информационном центре при ОПАК дал так же и педагогический опыт, у меня в подчинении находилось три студента-журналиста, я платила им из своей зарплаты, и хочется верить чему то их научила на ниве работы со СМИ.
На этот же период моей жизни приходится незначительный опыт работы в коммерческой компании, куда меня пригласили в качестве пиарщика, но взгляды моего директора и мои на мой круг функций оказались различными, не намереваясь обеспечивать свою карьеру через постель я была вынуждена уйти из этой фирмы.

На последнем курсе университета я столкнулась с подобной ситуацией, когда преподаватель АлтГУ требовал сдавать ему экзамен в номере гостиницы, завалив при этом меня на сессии. Разразился масштабный скандал, его предмет я сдала перед комиссией на отлично (предмет то я знала безупречно), вскрылась целая серия подобных прецедентов с его участием, «героя-любовника» уволили, но он через суд восстановился, найдя в процедуре его увольнения некие процедурные нюансы нарушающие трудовой кодекс. С тех пор я скептически отношусь к трудовому кодексу и всей отечественной судебной системе, покрывающей таких вот мерзавцев, хотя в последствии этот субъект всё же уволился по собственному желанию, будучи вытравленным преподавательским сообществом.

В этой истории есть и другая поучительная сторона – ко всему прочему этот преподаватель был «рубаха парень» и отлично ладил с остальной моей студенческой группы (со мной ладить было сложно, ибо из-за занятости я появлялась в ВУЗе лишь преимущественно на сессиях), при этом группа на тот момент уже не ладила, особенно со мной, из-за остальной нагрузки я ушла с поста старосты ещё на 4 курсе, через пару месяцев после избрания в Общественную палату. И вот в конфликте с домогавшимся студенток преподавателем моя группа, ради которой я ишачила старостой 4 года, встала на его сторону практически единовластно (благо его обещание проставить им за это по 5 без экзамена он выполнил), из всей группы нашёлся лишь один приличный человек которому он угрожал тройкой если тот от меня не откажется, на что он так и не пошёл. Остальные подписали письмо в деканат, где этот преподаватель описывался как образцовый и высокоморальный человек, однако история была изрядно подпорчена появлением новых жертв его домогательств, весь же студенческий поток с тех пор был со мной более чем в прохладных отношениях. Эта история отлично проиллюстрировала мне проходимый на предмете «политической психологии» «парадокс лидера» - по мере увеличения аудитории охвата у лидера портятся отношения со «старой гвардией». Мне эта история стоила лишь слегка подпорченных нервов, но я с тех пор ещё более разочаровалась в людях в их социологических величинах, хотя отдельные личности в кризисных ситуациях показывают чего они стоят и в положительном ключе.

Обучение в ВУЗе в качестве студентки подошло к концу в 2010 году, я вынесла из него массу ценных теоретических знаний обильно закреплённых на бурной практике продолжавшейся все эти студенческие годы, не забывая при этом и о непосредственно учёбе, что отразилось в красном дипломе, выданном мне на руки по результатом этой поры – он стал хорошим подспорьем к ЧСВ, в дополнение к серебряной школьной медали.

Срок моего созыва в общественной палате так же закончился, новая общественная палата стала куда менее демократичной и формируется теперь, в сущности, лично губернатором края, а он меня туда не пригласил, о чём впрочем, я не особенно жалею, так как, несмотря на то какие замечательные в личном общении люди, эти общественники, следует признать что особого смысла в общественных палатах по результатам двухлетнего опыта работы с ними и в них, я так и не обнаружила, ведь палаты оказывают исключительно консультативную помощь – хочешь помочь, знаешь, как, но ничего сделать по существу в рамках такого формата работы не можешь, к тому же в таком формате работы крайне высоки риски спится на фуршетах, благо они мне быстро надоели.

На данный момент я являюсь аспирантом на своём родном факультете, вынашивая тщеславные планы получить степень кандидата политических наук и занимаюсь собственным делом состоящем из небольшой, но успешно развивающейся торговой сети «Домашний Уют» занимающейся продажей мебели и бытовой техники в районах Алтайского края.
Зовут меня Мария Валерьевна Бутина, родилась 10.11.1988, и надеюсь пока неплохо держусь. Будем знакомы.

Всю эту крайне многословную автобиографическую историю я поведала не из стремлений к тщеславию, оно у меня и так раздуто, без всяких там блогосфер, а в надежде, что кого то моя история кое чему научит, а то моё поколение порой предпочитает учиться на абы как, поплёвывая при этом в потолок и ожидая, что после диплома кто-то им должен предоставить непыльную работёнку не менее чем в 30 штук деревянных за месяц сидения в тёплом офисе. Банальность же что следует из моего рассказа сводится к тому что если хочешь чего то достичь – много для этого трудись, без болезненного трудоголизма, конечно, но и не надеясь что кто-то кроме тебя самого за твою жизнь несёт ответственность с соответствующими дивидендами, этого понимания в наше время, к сожалению весьма не хватает.

Что заставило меня на 23 году жизни начать вести этот блог? В наше время блоггерство становится таким же неразрывным атрибутом цивилизованного, открытого миру человека, как сотовый телефон. К тому же ведение своего дневника позволяет приводить в порядок мысли и благодаря публичности его характера, упражняться в мастерстве письма, не хочется совсем терять журналистскую хватку. Поехали!

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Ну что ж ты Маша замолчала? Неужели ничего не произошло такого, что привлекло бы твое внимание? :-)

  • 1