butina (butina) wrote,
butina
butina

Category:

Страшные истины половых ориентаций

Гомобаталии сегодня в тренде, так что вставлю и я свои 5 копеек в эту тему.

В соответствии с версией Зигмунда Фрейда люди вообще рождаются потенциальными бисексуалами, а там уже их ориентацию и специализацию среда определяет и их собственные заморочки.Мне сложно себе представить гипотетическую ситуацию, при которой в условиях какого-нибудь племени амазонок лишённого внешних контактов, из девочек воспитывающихся исключительно в соответствующей гомосексуальной традиции и не имеющих контактов с альтернативными точками зрения, гетересексуальные ориентации бы формировались. Учитывая, что все люди по своей природе эмбриональные "девочки", т.е. даже даже мужчины имеют рудименты молочных желез, эта версия Фрейда ещё боле правдоподобна.

Эта гипотеза, прежде всего, гомосексуалистам должна быть неприятна, поскольку гетеросексуальная специализация логична, она имеет репродуктивное значение, психологическую подгонку и гендерную специализацию, отточенную миллионами лет эволюции. В то время как гомосексуальная ориентация - это просто такая поведенческая экстравагантность, вроде шестипалости, коллекционирования крышек от бутылок или наркомании. Античное общество эту гипотезу подкрепляет - широко практикуя гомосексуальные связи и не имея их табуирования, оно, тем не менее, зиждилось на прочных основах гетеросексуальной семьи. Гей-браков там не сложилось, ибо это такая же бессмыслица, как злоупотребление алкоголем возведенное в смысл жизни. Что, однако, не означает необходимость запрета меньшинствам в соответствующих практиках упражняться хоть до позеленения. Единственный рациональный, демографический аргумент, тут совершенно нелеп, поскольку популяции людей даже после тотального выкашивания мужчин на войнах, успешно восстанавливались в быстрые сроки по вполне понятным причинам. Если в обществе останется даже 1% практикующих гетеросексуальных мужчин, это не отменит реализацию всего потенциала репродукции, хотя нам, конечно, придется значительно труднее конкурировать за хороших мужей, тем более удерживать их в моногамии. Но это лишь проблемы женщин, а не выживания популяции, очень лихо адаптирующейся под изменения ситуации.

В этих условиях, гомосексуальные практики были, есть и будут, однако попытки гомосексуальных союзов стать некой равноценной альтернативой институту традиционной семьи обречены на провал и без целенаправленной государственной политики "толерантных стран" по насаждению и пропаганде гомосексуальности, будут оставаться лишь крайне маргинальной практикой меньшинств. В общем и целом романтический образ влюблённой пары и идеальной семьи, будет оставаться в своих гетеросексуальных, традиционных формах, даже если отдельные представители и будут периодически практиковаться в альтернативных формах сексуального поведения, точно также как иногда пьющие алкоголь трезвенники не станут алкоголиками, а сам алкоголизм не станет такой же почётной и респектабельной формой поведения, как трезвый образ жизни, даже если мы не будем подобно исламистам запрещать продажу алкоголя, уничтожать бары со спиртным, возводить его в табу и нарушать базовые права пьющих людей. 

Тем не менее, точно также как некоторые талантливые люди часто оказываются наркоманами, стимулируя своё творчество психостимуляторами, так и гомосексуализм имеет своё положительное историческое значение, актуализируя новые формы репродукции человека и расширяя наше представление о социальной сложности, опять же, позволяя многим уродливым антисоциальным подросткам без личной жизни не кончать жизнь самоубийством по причине своего подавленного гомосексуализма, а становится успешными звездами шоу-бизнеса и науки к всеобщей пользе. Лет 400 тому назад атеист был бы еретиком и стигматизировался обществом. Сегодня атеизм стал допустимостью, обеспечивая общество научным прогрессом, со своим постоянным скепсисом и любопытством. В этих условиях, под 70-90% населения США остается весьма религиозными людьми, хотя доля атеистов в академии наук США резко возрастает. Но это вовсе не означает, что эта судьба ожидает всё общество или специфика мышления, полезная в науке, станет полезной нормой в остальных сферах жизни. Напротив, в бизнесе и обычной жизни, безверие скорее вредит людям, лишая их социальных норм и смысла существования. Атеист в научной среде скорее будет заглядывать за рамки известного нам мира, но не верующий крестьянин в удалённой деревне скорее просто станет уголовником или сопьется, а буржуй-безбожник не убоявшись Страшного Суда кинет своих деловых партнёров и будет жестоко обращаться с наёмными работниками.

Если уж институту семьи и суждено со временем снизить свою значимость и тотальность, то скорее за счёт развития практик асексуальности, характерной, например, для чёрного духовенства. Значение института семьи, как хозяйственной ячейки общества, объективно снижается в условиях развития бытовой техники и сферы услуг, в условиях которых местные сообщества, образовательные учреждения, корпорации и пр., будут брать на себя всё больше функций семьи, расширяя это понятие до масштабов всего общества. Вполне вероятно, что чокнутые учёные и фанатики своего дела, доля которых будет дальше только возрастать, массово будут жить автономными индивидуумами, размножаясь посредством клонирования и "суррогатного материнства", но это уже отдельная история.

Нам же здесь важно понять, что гомосексуализм фактом своего наличия не покушается на демографическое будущее популяции и не сумеет, при всём своём желании, подорвать традиционную семью, а значит смысла бороться с ним и подавлять его нет ни на йоту. Последние усилия скорее вредят обществу не меньше, чем попытки гомосексуалистов принудительно навязывать свой образ окружающим. Ведь вместо максимальной самореализации всех членов общества, мы тратим свои усилия на бессмысленные разборки и вражду по высосанным из пальца поводам. Давайте просто учитывать, что признавая право на существование в своём обществе негров или кришнаитов, мы сами не становимся представителями соответствующих меньшинств, но и претензии последних на гегемонию или хотя бы равноценность большинству обречены на провал.  

Куда более реальной и масштабной угрозой для национальной репродукции и института семьи, является, например, механизм принудительного пенсионного перераспределения, в условиях которого разрушается экономически обусловленная связь поколений, единство родовых общностей и многодетность теряет свою экономическую актуальность, как самая эффективная инвестиция в будущее человека, которое пытается подменить собой государство, тем самым разрушая семьи, снижая рождаемость и обрекая солидарные пенсионные системы на своё неизбежное банкротство по самому факту их порочного существования. На фоне таких предельно реальных и очевидных проблем, войны с геями представляются сходными процедурам косметического прихорашивания в несущемся в пропасть поезде.
Tags: демография, история, сексология, семья, социология, страноведение, футурология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments