butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Ещё один сценарий решения русского вопроса

Если в России живут россияне, то в Великобритании должны жить великобританцы, а не англичане, в Германии германяне, а не немцы, а в Финляндии не финны, а финляндцы. Понятно, что идея нации-россиян – это мертворождённый фантом элит не до конца осознавших реальность после крушения СССР. Чем раньше этот фантом будет преодолён в их фантазиях, тем быстрее мы сможем начать жить в России являющейся реально свободным, демократическим и правовым государством, выйдя, наконец, из транзитного постсоветского состояния в состояние качественно иное.

Сегодня все эти привлекательные перспективы крайне осложнены патологической боязнью элит перед развалом страны и неизбежным приходом к власти в стране более или менее вменяемых русских националистов на первых-вторых реально открытых и конкурентных выборах. В условиях этого страха, элиты боятся раскручивать в стране гайки, искренне веря в то, что они не о себе, а о единстве и стабильности страны заботятся "подмораживая" гражданские свободы. Тогда как отсутствие собственно национального государства для народа, а не фантазий руководства, приводит к тому, что действующие институты и нормы просто не легитимны, общество раздирает чудовищная аномия с вытекающей из этого зашкаливающей преступностью и прочей сверх смертностью и бардаком.

Более 80% населения - русских в России - составляют абсолютное большинство, но эти люди не имеют своей национальной государственности, в России русские скорее запрещены и тот огромный потенциал национальной солидарности, что можно было бы использовать для консолидации и мобилизации общества, сегодня подавляется и загоняется в подполье. При этом понятно, что некоторая часть существующих в России национальных республик безболезненно расформировать не получится, да это и не имеет смысла там, где титульные народности являются большинством, пусть даже относительным.

Единственный выход из этой проблемы – укрупнять и повышать статус в РФ русских субъектов федерации, постепенно преобразуя их в единую Русскую республику (поскольку несколько государств у одной нации – это бессмыслица), защищающую, собственно, интересы своего титульного народа в первую очередь, а не абстрактного сброда которому даровали за взятки гражданство или третьих лиц на другом конце мира. Однако такая общность неизбежно становится противовесом РФ, став альтернативным центром силы, как когда-то РСФСР в СССР и видимо именно по этой причине реализация этой идеи бродившей в околовластных кабинетах уже во времена раннего Ельцина, так и не была осуществлена. Если кто-то, возмутившись самой постановкой вопроса, предложит в качестве примера федеративной нации Германию, то тут следует напомнить специфику нашей страны, где национальные окраины в условиях деклараций равного федерализма неизбежно будут получать больше преференций и внимания, чем молчаливые русские регионы, особенно если все политические риски за ошибки в последних можно спихнуть на плохого губернатора. Поэтому федерализм в условиях подобной многонациональности работать толком не может и выступает дискриминирующим механизмом, фактически ослабляющим и дезорганизующим русское большинство находящееся в перманентном состоянии "позитивной дискриминации". В свою очередь, без децентрализации страны и роста полномочий местного самоуправления, эффективное управление такой огромной и многосоставной страной физически не возможно, но в условиях постоянного страха сепаратизма эта децентрализация невозможна.

Между тем, есть изящное решение этой проблемы, которое только добавляет ей реалистичности и делает желанной для любой правящей в РФ власти, которое можно выразить одной фразой -«прямое президентское правление». Если ставить вопрос, таким образом, предполагая фактическое устранение этажа «субъект федерации» на просторах русских регионов и вводя на объединенных территориях постоянное и прямое правление президента/премьера РФ назначающего лишь в округа и губернии/префектуры своих наместников контролирующих законность на уровне местного самоуправления (разумеется, при этой схеме весь центр власти и принятия решений может быть сосредоточен лишь на земском уровне), оставляя при этом не пожелавшие войти в эту, в сущности, унитарную республику национальные окраины в качестве автономных округов, то эта идея лишь прибавит себе сторонников. Поскольку институт президента в России традиционно самый легитимный, да и убедить избирателей сократить количество нахлебников из числа региональной бюрократии и политиков вряд ли будет сложно.

Конечно, какие-то русские регионы могут не сразу согласиться на подобное укрупнение, однако этот референдум на неприсоединившихся территориях может проходить несколько раз, а у властей будут дополнительные стимулы повышать эффективность своего управления. Сохранившие статус субъекта федерации региональные элиты будут стараться угодить населению повышением эффективности своей деятельности, а объединенные в президентскую «опричнину» территории будут радикально расширять полномочия местного самоуправления, которое в условиях большего многообразия обречено динамичнее развиваться, конкурируя друг с другом за инвесторов и переселенцев, особенно если передать туда большинство федеральных и региональных экономических и прочих полномочий. Вертикаль власти будет собственно вертикалью, президент получит дополнительные возможности, заимев прекрасный инструмент для укрупнения регионов и устранения неэффективных субъектов федерации, а на объединённых таким образом территориях можно будет называть себя русскими и перестать бояться развала страны, расширяя поле гражданских прав и свобод. Тогда как чеченцы или татары уже давно себя таковыми осознали, оставив суррогат «россиянства» лишь разобщённой и дезорганизованной «русскоязычной массе».

Радикальное перераспределение федеральных полномочий на места сможет осуществляться именно с такими предпосылками, иначе в Москве просто будут бояться сепаратистов, которые потеряют в пределах русской унитарной республики всякие предпосылки своего существования. Кремль будет первым, заинтересованным субъектом в подобном развитии событий, но и русские националисты, таким образом, фактически решают первую сверхзадачу своей повестки дня (создание русского национального государства), не только не развалив страну, но, напротив, способствовав её укреплению и централизации, для последующей уже более плодотворной и эффективной национальной самоорганизации. Такая постановка вопроса диаметрально меняет взаимоотношения существующий власти и русских националистов с органической войны на взаимное уничтожение, на взаимовыгодный союз, поэтому остается лишь выразить жалость, что никто из сторон до сих пор не догадался эту идею форсировать.

Две простые идеи – «укрупнение русских регионов» и прямое «президентское правление» превращают русский национализм из угрожающей единству и стабильности страны силы в её сильнейший интеграционный стимул, который Путин или кто угодно ещё, будет холить и лелеять, вместо привычного бичевания. Конечно, стыдно, что власти этого не понимают, но ведь именно сами русские националисты должны были предложить этот механизм, вместо того парада сомнительных фантазий, что они сегодня как правило продвигают, требуя не то отделить Кавказ, не то его "зачистить", что явно является слабой для мобилизации общества и поддержки властями идеей. 

Сейчас, когда президент и так фактически осуществляет прямое правление на всей стране, эта реформа для него не актуальна, однако в ближайшие годы ситуация будет усугубляться, оппозиционные и националистические настроения будут нарастать. И если их опережающим образом не канализирует сама власть, то последствия, по меньшей мере, для неё, гарантированно будут весьма печальными и хорошо было бы уже сейчас этот компромиссный сценарий популяризовать, подготавливая к нему почву. Иначе он всё равно прорвется наружу, но вероятно с куда большими перегибами и издержками.

P.S. кстати, именно описанная здесь модель существует в Великобритании, где Англия является единой административно-территориальной единицей напрямую подчиняющейся общему правительству, поэтому то, что здесь описывается - вовсе не плод дремучих фантазий не имеющих аналогов с реальностью. Другой аналог - Пруссия в Германии. Без неё или без Англии, вряд ли были бы возможны соответствующие объединенные страны. В Российской империи это было не актуально в условиях вялой русификации всей страны, однако благодаря большевикам этот процесс прервался и сегодня идут дезинтеграционные тенденции, которые если их не остановить обратным воссозданием русского ядра, неизбежно приведут к развалу страны. 
Кстати, показательно, что Пруссия в Германии была расформирована лишь оккупантами в 1947 году, что было очевидным шагом по дезинтеграции и дезактивации немецкого общества. В России даже оккупации не потребовалось для уничтожения своего национального ядра, вот ведь какие молодцы. 

Tags: Россия, история, политология, русский вопрос, сепаратизм, страноведение, футурология, этнополитика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 50 comments