butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Империи против империя


Характерно, что каждая амбициозная нация (в смысле - её интеллектуалы и функционеры) на определённом пике своей карьеры пытается фантазировать себя суровой деспотической империей, чьи космические корабли бороздят просторы вселенной. Россия этим вовсе не уникальна, так бывший вице-президент США Дик Чейни предстал на одном ток-шоу в образе Дарта Вейдера, что как бы намекает, что России за ассоциацию с этим культурным образом придется ещё потолкаться локтями с другими мировыми лидерами. Но наиболее интересно тут то, что само понятие "империи" имеет диаметрально противоположную природу тому, чем принято её сегодня считать, как некую высшую оторванную тотальную власть, хотя в реальности это римское слово происходит от латинского глагола imperare — командовать и изначально звучало в понятии "империй", как высшая исполнительная власть в республиканской древнеримской общине. На этом фоне, попытки представить "империю" как нечто самоценное - выглядят удивительными манипуляциями не то, что вторичной, но даже по третичной переработке абстракции, которая образовалась в результате деградации древнеримского государства. 

Изначально "империй" (высшая исполнительная власть) подразделялся на гражданский (domi) и военный (militiae) и делегировался в результате народных собраний (компициев) высшим государственным чиновникам от граждан Римской республики. При этом, делегировался лишь на один год, даже когда речь шла о управлении целыми провинциями размером с Испанию - такая плотность политических циклов даже по нынешним "демократическим" меркам кажется крайне высокой и обеспечивала мощный качественный отбор чиновничества. Т.е. изначально термин "империй" и его производные - это чисто демократическое, республиканское понятие, которое стало переживать кризис в период расширения Римского государства - наделение новых групп населения гражданскими правами делало эту демократическую систему всё менее жизнеспособной и чисто физически более громоздкой, власть, с целью сохранения своей концентрации в условиях физической невозможности осуществления демократических процедур в огромной стране с широкими гражданскими правами населения, постепенно мутировала в императорскую, хотя всё равно была очень ограничена демократическими процедурами. Окончательно система императорского абсолютизма оторванного от общества сложилась лишь в период Кризиса III века (когда основным политическим субъектом окончательно утвердилась армия) и последовавшего за ним "Домината", т.е. на самом закате и агонии Римской империи доживавшей свои последние два века, тогда как основной импульс развития и экспансии империя получила именно в период демократической Республики и её остаточных форм "Принципата". Пресловутая "империя" в современном смысле этого слова, там где демократии и республики на высшем уровне власти нет, а власть фактически является абсолютной монархией - это то, в результате чего эффективность и легитимность государственной власти в Риме стремительно деградировали и эта цивилизация, в конечном итоге, угасла. Поэтому с ностальгией и амбициями надеяться, на "империю" как систему, которая приведет человечество или отдельные его части к звездам - очень антиисторично и эта громоздкая и неповоротливая система физически не в состоянии даже удержать долгосрочно свою систему, не то, что обеспечить её прогресс. 

Другое дело, что и демократии в крупных масштабах физически работать не могут и вырождаются в популистские диктатуры, повторяя судьбу империй, пусть и не настолько вопиющим образом. Однако общий тренд тот же - государство постоянно расширяет свои полномочия, под давлением народного популизма растет перераспределение, бюрократия и коррупция, страна становится просто нежизнеспособной и наконец разваливается или временно спасает себя деспотией (как Древний Рим) и потом всё равно разваливается. США в этом отношении спасают жёсткие элементы децентрализации в виде самоуправления штатов, но несмотря на них, там чётко наблюдаются огромные проблемы в области внешнего долга и стагнации экономики. В Европе ситуацию сегодня также спасает серьёзное расширение полномочий местных самоуправлений, в масштабах которых невозможно настолько долго обманывать избирателей и устраивать всеобщее перераспределение, пока те кто платит налоги уже не могут работать под их гнётом, а те кто их получают, просто не имеют стимулов работать. И, тем не менее, тенденции регионального сепаратизма и кризиса на лицо и в Европе и в Японии. Китай эта судьба временно минует лишь в силу бедности населения, которое рано или поздно заявит в полный голос о своих правах и свободах. Именно под давлением восстаний черни Рим был вынужден наделять их теми же гражданскими правами, что и патрициев, к тому же формировать армию и собирать налоги с полноправных граждан можно с большим успехом. 

Самые продвинутые граждане понимают эту врождённую проблему демократии, когда для процветания и конкурентоспособности страны она должна наращивать долю свободного и заинтересованного в себе населения, наделяя гражданскими правами кого ни поподя, а с другой стороны, такая демократия просто перестает быть жизнеспособной и в ней начинают побеждать далеко не самые лучшие решения. Однако в традиционных парадигмах решения этой проблемы не существует - в древности отказываться от территориальной экспансии - значило обрекать страну на завоевание соседями, а сегодня такое общество будет политически не стабильным и понятно, что планы пересмотра гражданских прав сегодня, введение "демократии налогоплательщиков" и тому прочее, просто не будут поддержаны избирателями, не говоря уже о том, что сегодня тотальной практикой являются контекстные налоги, вроде НДС, которые платят, знают они того или нет, все жители страны. Поэтому возникает патовая ситуация из которой нет выхода и которую Римская Республика пыталась решить посредством своего превращения в монархию, что является, на самом деле, общим местом в человеческой истории, где древние военные демократии, племенные вече и торговые республики поголовно были вытеснены монархиями, однако в отличие от античности, средневековые европейские монархии опирались на христианскую идею богоизбранности правящей династии (и монотеизм в целом), что позволяло им избежать той безумной интенсивности дворцовых переворотов и свержения династий, что имели место быть в Римской империи, где даже несмотря на принятие христианства, этот принцип толком не успели закрепить и сакрализовать, да и христианство на тот момент ещё не имело достаточного уровня всеохватности, хотя восточному осколку Римской империи эта политтехнология позволила просуществовать ещё тысячу лет. 

Однако, эпоха Просвещения, поставила крест и на этом политическом институте и народ стал всё больше требовать себе прав и свобод, в результате мы опять вернулись к демократиям и республикам с их врождёнными эсхатологическими проблемами постоянной тенденции к бюрократизации и олигархии. 

Принципиально решить эту проблему в рамках старых подходов не возможно и для этого нужно вернуться к истокам, к самому понятию "империя" - высшей исполнительной власти, которая, якобы, должна быть единой и неделимой (хотя разделение властей и отделение от исполнительной власти судебной уже положило этой идее начало конца). Собственно в XXI веке такое упрощение управленческих функций кажется невероятным атавизмом, который, впрочем, мало кому режет глаза и многих устраивает, пока эффективность государственного управления неизбежно снижается. Хотя здесь же лежат на поверхности и методы решения этой проблемы, которыми пользовались во все времена, начиная с Древнего Рима. Без ущерба для единства и целостности страны "империй" необходимо дробить на локальные зоны ответственности, а также отраслевые сферы влияния. Есть, например, в стране медицинская или образовательные сферы, которые носят сетевой характер и их вредно просто взять и спустить на уровень местного самоуправления. Однако и оставлять их в полномочиях популистов-политиков не имеет смысла и в этом отношении в России уже нащупан перспективный опыт решения этой проблемы, посредством создания госкорпораций с высоким уровнем самоуправления, в которые эти отраслевые функции общества следует концентрировать, полностью выводя их из под управления демократически избранных популистов и переводя, в конечном итоге, в прямую акционерную собственность, либо граждан напрямую, либо их территориальных органов самоуправления, формируя таким образом в государстве независимые шлюзы, которые сложнее затопить все вместе, одновременным избранием в каждой из отраслевых национальных корпораций неэффективного управления, тогда как само это управление, ограниченное чёткими рамками своей специализации, будет вынуждено действовать значительно менее политизированно и более технократически, решая проблемы, а не забалтывая их или наворовываясь на них. В этих условиях централизованное единое государство-империй вообще лишается смысла и может быть полностью заменено на горизонталь полномочного местного самоуправления и вертикаль отраслевых национальных корпораций, что в конечном итоге вообще отменяет необходимость существования каких-то дополнительных общенациональных органов управления, без распада единства нации.

Вероятно, именно в рамках этого сценария будет в ближайшее время развиваться институт управления общества, поскольку иначе оно просто развиваться не может, как показывает опыт развитых демократий, где даже избрание таких фигур как Рональд Рейган и Маргарет Тетчер не привело к принципиальному оздоровлению ситуации прежде всего в виде сокращения доли государственного бюджета. Тогда как именно свободные на руках у граждан частные средства являются ключевым фактором роста национальной экономики и если завтра, при прочих равных, доля государства в ВВП в США опустится до китайских показателей (в два-три раза), то там произойдет экономический бум, который даже Китай оставит в хвосте. Парадоксально,  но президент или премьер-министр в современном мире может начать войну и ввести куда-то войска, спуская деньги и жизни своих сограждан на ветер, но вот пойти на уменьшение государственного бюджета ему не позволят пока совсем коллапса не настанет. 

Понятно также, почему древние римляне не пошли на подобные методики в условиях низкого уровня разделения труда, специализации, отсутствия внятных экономических представлений и такой замечательной идеи, как "акционерное общество", технически реализуемой в национальных масштабах лишь в условиях современных коммуникационных технологий, тогда как концентрация власти в огромной империи в руках деспотичного императора, видимо, была единственным физически возможным методом относительно эффективного управления на тот момент. Своеобразным "меньшим злом", которое впрочем было не лучшей альтернативой, ведь ограничь Рим свои экспансионистские амбиции, но сохрани Республику, и он, видимо, просуществовал бы без политического коллапса и до наших дней, взяв не пространственным, но временным масштабом.

Представления современности и многих фантастов, о продолжении "империи" в будущем и вера в то, что общества в над планетарных масштабах могут управляться при помощи такого атавизма, просто вызывают культурный шок и грусть за прогностический уровень и политическую культуру современной фантастики. Даже современная КНР или Великобритания вынуждены делать разного масштаба иллюзии народовластия и выделять особые автономные регионы с особыми полномочиями. Предполагать, что эта крайне неповоротливая и слишком жёсткая система сможет хотя бы объединить материк, не говоря уже о чём-то большем - это за гранью рассудочной деятельности, восстанавливать которую следовало бы с простого изучения истории и эволюции понятия "империя" которым многие так любят лихо оперировать. Но главное тут понять, что не "имперское", монархическое начало, но именно "республиканское", стоит за возвышением известных нам "империй", начиная с Рима, основанного как прибежище разных людей вне зависимости от племени и сословия, где каждому давали полноту гражданских прав и свобод и заканчивая последними дожившими реликтами империализма, вроде Российской или Британской империи, с их значительными элементами федерализма и демократизма (в Российской империи действовали вполне парламентские демократии, например в Финляндии, а также развитое местное самоуправление в Земствах), за счёт которых они и смогли достичь своего масштаба и долговечности. Простой фактор насилия может позволить провести лишь первичную оккупацию или разграбить территории, но никак не удержать их, да и то, для появления превосходящей армии необходим превосходящий уровень внутренней свободы и инициативы в системе, иначе на завоевательную армию просто не хватит ресурсов которые никто не будет разрабатывать в недостаточно свободном обществе. Поэтому, рассматривать "имперский" деспотизм хотя бы как источник политической стабильности и территориальной экспансии - было бы большим плевком в историческую реальность. Пока люди не начнут рассматривать в качестве привлекательных футуристических образов не "империю", а свободную конфедерацию, вряд ли нас ожидает приближение эпохи, сколько-то приближенной к идиллическим образам космического будущего, а ведь именно адекватный образ в значительной мере формирует само будущее
Tags: Государство, Римская империя, демократия, империализм, история, политология, страноведение, футурология, экономика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments