butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Тезисы доклада "Проблемные движения как актуальный феномен в современной политической реальности"

21 октября, в прошлую пятницу, в Барнауле на базе АлтГУ проходила политологическая конференция РАПН по политическому процессу в стране. Там я порекламировала наше движение и уже нащупывая свою диссертацию зачитала написанный на коленке доклад, пусть он и здесь будет, вдруг кому окажется интересным.

В современной России в условиях фактически однопартийной политической системы и разрешительного порядка регистрации партий можно констатировать кризис партийного политического активизма, который заставляет искать альтернативные, более жизнеспособные формы политических организаций. Напомним, что последнюю партию в стране удалось зарегистрировать лишь в 2009 году и то, только на основе трёх ранее зарегистрированных партийных организаций влившихся в «Правое дело». Хотя при этом в России существует около 40 организаций в той или иной степени стремящихся к партийному статусу.

Экономический и рисковый аспекты приводят к дороговизне партийных проектов, а их туманные перспективы делают в существующих условиях слишком затратным и невыгодным лоббизм тех или иных публичных интересов через партийные проекты. Только регистрационный процесс партий без гарантий на допуск до выборов заставляет тратить суммы эквивалентные тому, чего бы хватило для продвижения того или иного законопроекта иными методами. Между тем ограниченный горизонт возможностей в правящей партии, ориентированной на поддержание statusa qvo, а не выявление инициатив, делает её тем самым слабым инструментом общественного лоббизма, хотя в этом отношении намечаются в последнем избирательном цикле позитивные перемены.

Альтернативой партийному активизму могут быть общественные движения. Актуальность проблемного подхода как лоббистского инструмента в условиях стабильной политической системы существует вне зависимости от типологии режима. Так ситуация в России сходна с США, где в условиях двух господствующих партий шансы на успех малых партий крайне малы.

История вопроса до наших дней только подтверждает этот тезис. Именно данный формат общественной активности от движения рабочего класса до движения чаепитий доказывает эффективность общественных движений. Так роль социальных движений в "левом тренде" и широком внедрении социалистических элементов в законодательную практику множества, в том числе капиталистических стран в 20 веке трудно переоценить. Напомню, что именно проблемные движения за социальные права рабочих и профсоюзы, а не коммунистические партии, имевшие на западе достаточно слабые позиции или вовсе подпольный характер, обеспечили сохранившееся до наших дней социальное законодательство, трудовой кодекс и т.н. «государство всеобщего благоденствия» в целом. Не демократическая или республиканская партии США, но именно движение за гражданские права чернокожих обеспечило господство текущего подхода в национальной этнополитике, распространившееся далеко за пределы штатов. Аналогична ситуация с реформированием вооружённых сил призыв в которые в США был отменён под давлением антивоенной общественности во время Вьетнамской войны, а например в Аргентине эта система устранена в 1995 году из-за массовых протестов населения после убийства одного солдата.

В современной политической повестке дня Северной Америки господствует проблемное «движение чаепитий» появившееся с 2009 года добивающееся снижения налогов и минимизации вмешательства федерального правительства. Сразу несколько кандидатов этого движения лидирует на внутрипартийных праймериз республиканской партии посвящённым президентской предвыборной компании 2012 года. С другой стороны движение «Захвата Уолл-Стрит» может перерасти в аналог «чаепитий» с левого фланга, обеспечив победу на переизбрании Барака Обамы. Это демонстрирует кризис партийной системы даже в США, где центр политической активности в политике перемещается за партии. Проблемные движения, таким образом, являются не только первичными по отношению к партиям и позволяют либо оказывать на них воздействие вплоть до навязывания своей проблематики, или сами становятся основной для партий в условиях смены политической конъюнктуры.

Проблемные движения - тип объединений, внимание которых сосредоточено на конкретных политико-социальных проблемах. Общественным движением называют также организованные коллективные усилия, которые способствуют или препятствуют тем или иным социальным изменениям. Слабое структурирование, не обязательно формальный характер, невозможность напрямую участвовать в выборах, ориентация не на ценности или комплексную программу с приходом к власти, а на продвижение конкретного набора требований – вот что является их корневым отличием и отделяет проблемные движения, например, от движения ролевиков.

Общественные движения в современной России так же демонстрируют свою эффективность.
Трансформация страны в 90-е годы прошлого века стала возможной именно и во многом благодаря антисоветскому движению долгие годы назревавшему в тоталитарном обществе. Кризис в моногороде Пикалёво спровоцировал там массовое спонтанное проблемное движение, вынудившее президента и правительство обратить внимание на проблемы моногородов. Ситуация вокруг вырубки химкинского леса мобилизовала широкое движение экологически ориентированных граждан чья активность заставила пересмотреть планы строительства дороги под Москвой.

И наоборот, движения внесистемной оппозиции и националистов в силу своей слабой выраженности в проблемной ориентации и партийных амбиций, несмотря на свою массовость, пребывают в разрозненном состоянии без видимых успехов, несмотря на огромные затрачиваемые усилия и ресурсы по их развитию.

При этом как в случае внесистемной оппозиции объединившейся в своё время против авторитарных политических тенденций и выводившей на улицы до 7 тысяч демонстрантов в рамках коалиции «Другая Россия», так и в случае с националистами, которым удавалось мобилизовывать на свои «Русские Марши» до 10 тысяч человек только в Москве, каждый раз были обязаны своим успехам надпартийному характеру своих коалиций, делавших их скорее похожими на проблемные движения. Однако и те и другие в скором времени распались в силу именно разношёрстных партийных амбиций, где каждая сила хоте получить партийный мандат на участие в парламентской политике и дистанцироваться от своих конкурентов в «экологической нише».

Если безусловной проблемой националистов является в принципе рыхлость их конкретных требований, то провал оппозиционной коалиции «Другая Россия», ещё в те времена, когда это была не очередная реинкарнация НБП, а действительно широкая коалиция внесистемной оппозиции, заключается видимо в пресловутом человеческом факторе – невозможно себе представить чтобы множество крупных политических лидеров и движений объединились вокруг инициативы порождённой Эдуардом Лимоновым – радикальным политиком уже представляющим конкретный, пусть и запрещённый партийный проект.

Широкая общегражданская проблемная коалиция-движение вокруг инициативы той или иной партии невозможны по понятной причине – любой союз в этих условиях становится проявлением слабости ведомой стороны подключающейся к той или иной инициативе. При этом уже партии могут эффективно подключатся к проблемным движениям, если они изначально инициируются не партийными субъектами. Именно по этому сценарию серия протестных митингов в Калининграде в результате которых лишился своего кресла губернатор области Боос, стали самыми массовыми политическими протестными акциями последнего десятилетия. Эти акции были, по сути, в тот момент неустойчивым «проблемным движением» вокруг которого образовалась широкая коалиция, выступившая против таможенной политики властей и против самих этих властей в целом.

Создание ОНФ стало очередным признанием властями роли и мобилизующего значения различных общественных структур, в том числе движений. Одновременно это открывает перспективы для эволюционного изменения политической системы и в ещё большей степени актуализирует их непартийный характер, позволяя, в том числе выстраивать коалиции по типу «Объединённого Народного Фронта» или использовать этот вертикальный лифт для продвижения тех или иных инициатив и людей.

Таким образом, с точки зрения инвестиционной, финансовой или кадровой привлекательности ориентированные на решение конкретных вопросов проблемные движения в существующем политическом контексте являются более конкурентоспособным направлением активности, чем партийные или ценностные проекты, чьи шансы перерасти в зарегистрированную партию - крайне малы, и даже после этого вовсе не открывают особых лоббистских перспектив. Даже попадание в парламент в существующих условиях очередного партийного меньшинства не позволяет менять законодательство, напротив, любая инициатива от конкурентных партий по определению будет саботирована партией парламентского большинства. Это позволяет предположить, что в ближайшее время именно проблемные движения будут ведущим и безальтернативным механизмом политической самоорганизации в обществе и в ближайшее время мы сможем наблюдать их широкую актуализацию, особенно в контексте увеличения политических циклов и удаления во времени следующих выборов. По крайней мере, до тех пор, пока политическая система не выйдет из равновесия и не утратит своей сложившейся стабильности, именно проблемные движения являются тем «окном возможностей» в котором в ближайшее время может сосредоточиться, по крайней мере, низовой политический процесс.

Кстати дестабилизация политической системы так же, по всей видимости, возможна в России не посредством неожиданного добровольного ухода кого бы то ни было от власти или стремительной победой на честных выборах альтернативной партии, но посредством процессов аналогичных тем, что проходили в Польше во главе с профсоюзом «Солидарность», или в том же Калининграде при координации организации «Справедливость» - и та и другая структуры фактически создали проблемные движения с широкими коалициями, объединёнными вокруг непартийных проектов.

Так что и мирные инициированные снизу эволюционные изменения в России, и процесс консолидации власти посредством ОНФ, и гипотетически возможный процесс смены элит и прекращения эпохи политического монополизма возможны в контексте одного и того же общественно-политического феномена проблемных движений. Даже странно, что несмотря на его безусловную значимость и подтверждённую историей и мировым опытом работоспособность, этот феномен по-прежнему удостаивается не столь уж большого внимания политологов и политических активистов.
Tags: АлтГУ, Барнаул, движения, история, политология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments