butina (butina) wrote,
butina
butina

Мечта консерватора

Есть в классификациях государственных устройств, самая маргинальная и оклеветанная, по имени "конфедерация", когда власть реально делегируется снизу вверх и передается в центр лишь до той степени и настолько, насколько это местным сообществам необходимо, с возможностью эти полномочия вернуть назад и таким образом превентивно избежать более серьёзных конфликтов и развала единой страны.

Считается, что конфедерации являются самыми не устойчивыми формами государственного устройства и в своих совсем чистых формах вообще не встречаются. Однако ближе всего к конфедерации были ранние США и современная Швейцария. В отношении Швейцарии всё особенно интересно, поскольку сегодня это в сущности единственное конфедеративное государственное образование, которое, по крайней мере, себя буквально так и называет. И вот какой парадокс - Швейцария, являясь единственным доступным в обозримой исторической перспективе реальным образцом каких-никаких, но конфедеративных отношений в государстве, является при этом, вопреки обвинениям своей формы правления в неустойчивости, наиболее стабильной политической системой из всех известных.

Даже конституционная монархия Великобритании пережила в XX веке болезненный этап потери колоний, а Швеция утрату Норвегии. Остальные государственные устройства сотрясали куда более серьёзные потрясения, оккупации и революции. США стали федерацией в результате гражданской войны. Россия, где каждый раз упорствовали с повышением гибкости своей политической системы, отказываясь даже полноценную конституционную монархию с формируемым думой правительством ввести, пережила целую череду страшных крушений своей политической системы. В сущности я не припомню буквально ни одной страны кроме Швейцарии, которая за последние 200, а то и все 800 лет своего существования за последние годы (эпохи тысячелетних царств дремучего неолита не в счёт) с 1291 года, сохраняла бы тот уровень стабильности и суверенитета, что Швейцарская конфедерация, которая была оккупирована лишь один раз, более 200 лет назад - отличный показатель, на фоне, например, России, где за последние сто лет уже трижды полностью наступал политический коллапс и необходимость переучреждения государственной системы с морями крови и чудовищных издержек для национального благополучия. 

Связи с этим возникает резонный вопрос - а почему это конфедерация наименее стабильная форма общественного устройства? В мире сегодня вообще нет ещё ни одной федерации или какого-то ещё общественного устройства в своих старых границах и непрерывной политической наследственностью с более чем 150-ти или даже хотя бы 100 летней историей (потеря США Филиппин в 1946 году - наглядный пример неэффективности их политической системы). С другой стороны, все эмпирические данные просто вопиют о том, что чем ближе государство приближается к конфедеративной системе, тем успешнее и устойчивее его удаётся построить - фактическая федерация Великобритании, Германии или США, куда более стабильны и устойчивы, чем легко оккупируемая унитарная республика Франции, а на фоне "федерации" России, эти страны и вовсе чистые конфедерации с децентрализацией даже полицейских функций, как впрочем и императорская Япония, с крайне высокой степенью самоуправления префектур. 

Обосновать эту закономерность можно буквально физической моделью. Вспомните Останкинскую телебашню или куклу-неваляшку - именно за счёт смещения центра тяжести вниз, к своему основанию, им удается сохранять устойчивость и не падать, так же как и государству, чья децентрализация позволяет ему лучше выживать и развиваться. Поэтому, рассуждения о том, что конфедерация является самой не устойчивой политической системой - невероятное заблуждение, что не удивительно, если учесть, что любое проявление социальной действительности - это продукт социальной самоорганизации. Даже возвышение тоталитарных деспотов и императоров - тоже в сущности разновидность самоорганизации, однако когда вся социально-политическая система завязана на немногих, она неизбежно будет не устойчивой, если не при них, то после их смерти и деградации элит. И наоборот, чем проще выражается самоорганизация политической системы, тем она естественнее и адекватней действительности, тем более она долговечна. Не удивительно, что наиболее демократичная и децентрализованная британская монархия прожила очевидно дольше остальных и менее гибких своих коллег. 

Собственно, исходя из этого, не трудно догадаться, что любой последовательный консерватор просто обязан быть конфедералистом, и  именно такая форма административно-территориального устройства, является не просто наиболее устойчивой, но единственно способной продолжительное время выжить, а может и расшириться. В России этот опыт особенно актуален, если учесть, что существующая модель национально-федеративного устройства неизбежно порождает рост межэтнических противоречий и нарастающие сепаратистские тенденции, а попытки их устранить посредством перехода к унитарной административной системе по модели многих русских националистов и Михаила Прохорова просто форсирует этот процесс и начнет волну гражданских войн и терроризма так, что страна с муками развалится на куски, да и дальнейшее её эффективное централизованное управление, учитывая её астрономический масштаб и сложносоставность, не представляется возможным. И наоборот, превращение России в конфедерацию учитывая её потенциал, масштаб и положение, открывает перед ней много большие перспективы, чем перед Швейцарией, и является при этом простейшим способом реинтеграции постсоветского пространства, которое вряд ли добровольно откажется возвращаться в что-то кроме такой модели исключительно взаимовыгодного и гибкого сотрудничества. 

Фактически, в попытках построения "Евразийского союза" этот процесс уже запущен, однако его глубина, фундаментальность и динамиз ставляют желать лучшего и этот проект, учитывая вялость и не последовательность его реализации, может не успеть обогнать сепаратистские тенденции уже внутри России, хотя, при достаточно глубинной и системной его реализации, именно он может одновременно удержать в составе страны все её субъекты и при этом не выродиться в фарс оккупационного положения. Постепенная передача большинства федеральных и региональных полномочий на уровень местного самоуправления - лучший рецепт и от сепаратистских амбиций региональных элит и от угрозы дестабилизации на уровне федерального центра. И именно множество полновластных местных самоуправлений в России, может стать основным двигателем и основной для расширения евразийской конфедерации, которую бы они составляли. Организовать и запустить этот процесс, конечно, не так легко, как сделать невыездными отечественных детей-инвалидов, но исторических перспектив у таких шагов много больше.  
Tags: Россия, Швейцария, история, консерватизм, конфедерализм, страноведение
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments