butina (butina) wrote,
butina
butina

Новая Гардарика

Развивая идею прошлого поста по этой теме, хотелось бы саму себя уточнить и отметить, что разгосударствление госкорпораций, видимо, целесообразно не в пользу индивидуальных пользователей, а в пользу местного самоуправления проводить. Технически, это осуществить на порядки проще и безопасней (у алкоголиков и наивных пенсионеров не скупят по дешёвке акции), а с точки зрения обеспечения социальной стабильности, будет много более целесообразной мерой, поскольку дивиденды могут быть направлены не на всех подряд, но именно в направлении нуждающихся, стимулируя те или иные социальные программы. При этом, это будет много более эффективная мера территориального выравнивания, чем методики бюджетного перераспределения.

Если, например, для богатых городских муниципалитетов дополнительные 4 млн. рублей в год (именно столько получило бы каждое из 23-25 тысяч самоуправлений в России в случае подобной "приватизации" государственной доли "Газпрома" и выплаты им дивидендов по последней ставке) - смешная сумма, то для удалённых сельских округов это огромные деньги, получая которые провинциальные малонаселённые муниципалитеты смогут снижать налоговое бремя на своих территориях, вплоть до полного перехода к безналоговой свободной экономической зоне-офшору или вкладывать дополнительные бюджетные средства в развитие инфраструктуры, тем самым повышая свою конкурентоспособность и вместо депопуляции и исчезновения, быстрее нагонять мегаполисы, для которых значение подобного бонуса будет минимальным, поэтому там будет выше налоговое бремя на территориях, чем вне крупных городов, а значит и инвестиции с бизнесом будут активизироваться более равномерно - в крупных городах за счёт уже развитой инфраструктуры и обилия потребителей, вне их, за счёт более благоприятной налоговой и административной среды. 

Безусловно, процесс урбанизации неизбежен, остановить его можно только с торможением прогресса как такового, однако это вовсе не значит, что те или иные территории должны обезлюдить и превратится в мертвые пустыни, скорее, сетевые сверхагломерации должны опутать всю территорию, в рамках чего переход от гибели российских деревень к их активному развитию - вовсе не является неким движением вспять историческому прогрессу, а, скорее, острая необходимость для его активизации.

Разумеется, данное предложение актуально лишь в контексте передачи всё большего числа полномочий и функций на уровень местного самоуправления, после чего произойдёт определённая их санация и откровенно нежизнеспособные муниципалитеты объединятся с соседями. 

Если подобный радикальный рост местного самоуправления является чистой и незамутнённой формой коммунизма, что следует из самой этимологии этого слова, и именно в форме борьбы за местное самоуправление, коммунисты могут восстать из курса на естественное вымирание, очиститься от обвинений в тоталитаризме и антиэкономизме, со страстью к нарушению прав человека, то в отношении других идеологий требуются некоторые пояснения.

Так, с точки зрения либерализма и его производных, именно местное самоуправление, может реализовать мечту людей о свободе, поскольку в условиях конкуренции множества соседних самоуправлений, местная бюрократия будет постоянно вынуждена поддерживать себя в приличном состоянии и сокращать налоговое и административное бремя в борьбе за привлечение инвестиций и активизацию деловой жизни, сочетая эти технологии с наведением реального правового порядка и защиты собственности. Если в масштабах целой страны, государство может десятилетиями гнить не замечая этого, то в на уровне отдельно взятых сёл бует сразу наглядно видно, где и почему закрываются старые и открываются новые предприятия и заводы, и почему бизнес обходит те или иные территории стороной.

В результате, Россия преобразуется в свободную конфедерацию из нескольких десятков тысяч, условных, Гонконгов, швейцарских кантонов и Сингапуров, что является много более прямым путём к свободе, чем рассуждения о снижении налогов, бюрократии и бюджетных расходов на федеральном и региональном уровнях - перспективе, как показывает историческая практика, совершенно не реализуемой, раз даже Рональду Рейгану и Маргарет Тэтчер с Кахой Бендукидзе, её не удалось провернуть на общенациональном уровне. Проблема постоянного роста бюджетных расходов удушающих экономику - это вопрос не способный обратиться вспять, также как нельзя, например, вернутся из демократии в монархию. Единственное технически реализуемое решение этой проблемы, если не брать в расчёт совсем уж кризисные ситуации, вроде тотального коллапса экономики, её послевоенного разорения - это качественное изменение самого уровня проблемы, перемещение бюджетных обязательств на места. 

Следовательно, все рассуждения либералов и их штаммов, о том, что в стране в целом нужно рыночную экономику с бизнесом развивать и снижать бюджетные издержки на федеральном уровне - заведомо обречённая, а потому бессмысленная риторика, хотя если бы они говорили о необходимости передачи полномочий на уровень местного самоуправления - вряд ли хоть кто-то взялся бы с ними спорить.

Я вообще ещё не встречала кого-то, кто был бы готов против МСУ (местного самоуправления) выступать, его все любят и лелеют, хотя от слов к делу куда меньше готовы переходить, да и то, просто потому, что не могут посылить, как те или иные полномочия, например регулирование вопросов трудового права, могут разные крестьянские депутаты муниципальных собраний определять, а не умудрённые бюрократы федерального уровня. Никто об этом просто не говорит и этого не требует, продолжая бессмысленно ломать копья ведя абстрактные споры о ценностях и путях развития в масштабах всей общенациональной политики, хотя в реальности её не существует. Любой вопрос и проблема носят локальный характер местного значения и касаются отдельных, конкретно взятых местных самоуправлений, в условиях господства которых таких "общенациональных проблем" как "терроризм", "экономический кризис", "сепаратизм", "похолодание отношений с НАТО" и пр. просто бы не возникло, также как их практически нет у той же Швейцарии, допустим.

Третий базовый идеологический вектор - "национализм", не без оснований, обвиняется в сепаратизме, разжигании всяческой розни и угрозе дестабилизации страны, в своих попытках изнасиловать кого-то на федеральном уровне, закрыв границы для мигрантов и объявив Россию исключительно для той или иной нации. Между тем, аналогичные действия на уровне местного самоуправления не угрожают территориальной целостности и пошли бы только на пользу. Так Новый Уренгой перешёл в свою самоизоляцию и перестал пускать в город лиц без приглашений от работодателей или родственников и друзей с местной пропиской - вряд ли связи с этим возникла угроза его отделения от остальной страны, хотя о большем националисты-изоляционисты бы и мечтать не могли.

Далеко не каждый населённый пункт в России ориентирован на туристов с покупателями и от праздно шатающихся приезжих без определённого целеполагания в большинстве из них не следует ожидать ничего хорошего. Так, 70% преступлений в Москве совершается приезжими и действия некоего спального муниципального микрорайона столицы, который бы обнёс себя забором и поставил охрану с штагбаумом, перестав пускать к себе лиц без определённой цели, которую они могли бы озвучить - были бы более чем рациональны. Рассуждения о том, что в стране не должно нарушаться территориального единства и любой человек должен иметь "право" свободного перемещения по всей России, прямо противоречат праву собственности, которое предполагает возможность собственников определять кого к себе пускать, а кого нет, и это право собственности должно распространяться не только на частную территорию, но и на коллективную собственность жителей местных самоуправлений. Именно так можно обеспечить безопасность и межнациональную стабильность, без роста всяческой розни и сепаратистских настроений - ведь зачем добиваться полного отделения, когда в рамках имеющегося правового поля уже возможна необходимая свобода действий?

Другой иллюстрацией этой актуальности является вот это усилие московских властей, пытающихся навязать на территории того или иного муниципалитета строительство мечети, вопреки желанию абсолютного большинства местных жителей. Высоким чиновникам воля жителей микрорайона и их безопасность с благополучием кажутся ничтожной мелочью, на фоне просьбы хороших друзей и интересов развития абстрактных идеалов, однако все эти идеалы не стоят и выеденного яйца, если они вступают в противоречие с интересами жителей конкретного муниципалитета.

Если бы именно в их исключительной компетенции находились в том числе вопросы строительства на своей территории тех или иных спорных объектов (как и "внешняя политика" вопросов миграции), то конфликтности в обществе было бы много меньше, а межнациональные отношения были бы куда более гармоничными - москвичи бы счастливые ездили на курорты Северного Кавказа и пускали к себе работать и учиться только тех выходцев откуда бы то ни было, которые не устраивают уличную стрельбу на свадьбах и не кидаются с ножами на соседей. Однако насилие федеральной политики в этих вопросах приводит к тому, что преступность приобретает национальность - не имея возможности осуществлять на местах реальный контроль качества приезжих, буквально проводя с каждым из них собеседования и проверяя их комплиментарность для местных абборигенов, люди, вопреки своей воли, вынуждены соседствовать с теми, с кем они соседствовать не желают, в результате чего получается то что получается. Любые усилия федеральной и региональной политики здесь обречены на фиаско, поскольку ни одни формальный экзамен не сможет определить реальную комплиментарность приезжих, тем более, что в каждом микрорайоне она своя - где-то коммуна хиппи будет рада и нуддистам с некрофилами, а где-то не будут рады ни тем и ни другим и их тут же забьют камнями.

В Швейцарии, являющейся одной из самых заселённых иностранцами страной, поскольку именно местные коммунны и кантоны предоставляют по своему усмотрению первичное гражданство и натурализацию, нет таких проблем с межнациональными отношениями и преступностью, именно за счёт высочайщего уровня развития местного самоуправления. Поэтому дискуссия о том, нужны ли России мигранты или нет, является такой же бессмыслицей, как и аналогичные прения по вопросам экономики, налогов и бюджетной политики и чего угодно ещё - всё это должно определяться на местах, учитывая местную специфику, а то, что так определяться реально не может (магистральные автострады, железные дороги, аэропорты, АЭС, ГЭС, ВУЗы, банковская система, Роскосмос и пр. вплоть до единых вооружённых сил и арбитражных услуг со службной исполнения наказаний) - должно преобразовываться в госкорпорации, акционироваться и передаваться в равной мере в аукционированную собственность местных самоуправлений, повышая тем самым контроль и качество управления подобных кусков госсобственности, воровать в которых и предоставлять исключительные льготы, будет уже значительно сложне. Что до эффективности управления, то политические стимулы лояльности оказываются куда менее адекватными, чем заинтересованность акционеров в эффективном управлении активами и реализации их прагматических интересов.

Если бы националисты вместо своих пламенных заявлений против Кавказа, мигрантов и пр., просто бы потребовали роста полномочий местного самоуправления, то их повестка дня и проблемы, также давно были бы решены без сколько-то реальных угроз для стабильности и целостности страны в целом, а напротив, только укрепив её.

Это актуально в сущности для всех политических сил, которым нужно лишь толком осознать это, объединиться и потребовать радикального перераспределения власти и ресурсов в пользу местного самоуправления. Это конечно, не решит всех проблем, но по крайней мере, значительно ускорит их решение, ведь в условиях многовариативности различных политик и курсов, появится много больше возможностей для выявления среди них лучших, и именно позитивный опыт будет эпидемией распространяться по всей стране, а не очередной безумный и бездоказательный каприз тех или иных федеральных бюрократов и лоббистов. 

Кстати, именно таким образом в США за последние 30 лет произошло радикальнейшее упрощение правового режима оружия в большинстве штатов с не менее существенным улучшением криминогенной ситуации - в этом отношении, глас народа, реально приобретает роль "гласа Божьего", важно лишь, чтобы этот глас образовывал гармоничный хор, а не гробовую тишину тотальной унификации и гиперцентрализации полномочий и процесса принятия решений, при которых адекватное и оперативное реагирование на проблемы невозможно.

Каким бы ни был хорошим президент, он не безупречен и единолично решать все национальные проблемы он не может, также, как не смог бы единолично выращивать весь хлеб, делать и воспитывать всех детей или заниматься всей наукой. В любой отрасли жизни необходимость этого множества и децентрализации кажется очевидной, однако в вопросах политических, власть, по-прежнему, рассматривается как единая и неделимая субстанция, будто если проблемы инвалидов и пенсионеров в двух соседних городах будут решаться по разному, мир и страна перестанут существовать. Это не более чем примитивный пережиток Вестфальского мира, когда суверенитет был признан исключительной компетенцией государственных монархов. Однако императоры с тех пор пропали, суверенитет всё больше распределяется на каждого отдельно взятого человека (за массовое нарушение прав человека государство могут подвергнуть международным санкциям и даже разбомбить, осудив или казнив правителя), но за исключительную монополию и концентрацию власти в масштабах общенационального государства многие по-прежнему глупо и по привычке цепляются, до сих пор так и не осознав, что Вестфальская система мира бесконечно устарела, а монархии, на которых она основывалась, и вовсе физически были устранены, оставив своё родовое проклятье единой гиперцентрализованной власти, которая в условиях мирриадов различных индивидуальных интересов граждан в демократических режимах, окончательно потеряла свою работоспособность и даже угрожает выживанию страны. Ведь пока её правители концентрируют власть в своих руках, неизбежно нарушая при этом права своих сограждан, они открывают дорогу для международных санкций и интервенций, подрывая национальный суверенитет, своими попытками не допустить передачи его части самой нации на места, не говоря уже о таких мелочах, как динамика улучшения основных социальных показателей.

Если в отдельно взятом городе закрываются предприятия, растёт преступность и падает уровень зарплат, значит мэр может и оставшегося ему срока не просидеть, в город придёт новый управленец и нормализует ситуацию. Однако, аналогичные процессы в масштабах всей страны или региона могут просто не замечаться или уравновешиваться позитивной динамикой в других территориях и направлениях - ответственность, и отраслевая и территориальная, размыта, а значит гагнрена системных ошибок управления может поразить полстраны, прежде чем её начнут лечить, но тогда уже, как правило, бывает слишком поздно и страна разваливается, переживает смуту и дезинтеграцию системы. Так что, только ради консервативных стремлений к стабильности общества, подобную модель изменений следовало бы реализовать. 
Tags: МСУ, Новая Гардарика, коммунизм, либерализм, местное самоуправление, миграционная политика, национализм, суверенитет, футурология
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments