butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Журналистика и оружие

Журналист с 15 летним стажем в комментариях пишет:

У большинства моих коллег нет никакой самостоятельной позиции по поводу оружия и травматов. В голове сидит одно – пиши с учетом действующей идеологии (а тандем озвучил отношение к оружию) и на работе все будет более-менее ровно.

Тем не менее, еще сохранились в нашем цехе люди, которые знают, чем отличается информация от пропаганды, а новости от комментария. И настоящий профессионал подменять информацию мнением (тем более своим) побрезгует. К сожалению, таких остается все меньше и меньше. Таких не любят.

Те же журналисты, кто хоть как-то задумывается о своей безопасности так или иначе приходят к мысли о том, что иметь личное оружие необходимо. В нашей редакции такие то же есть.

Ходить по улице и не думать о своей безопасности можно было позволить во времена СССР, где-нибудь в средней России, но не сейчас. И журналисты, особенно новостники, пожалуй, лучше других знают, что функции полиции в случае нападения на гражданина сейчас сводятся к тому, чтобы постоять в оцеплении, пока следаки из СК протокол обнаружения трупа оформляют. Видим это все собственными глазами.


Кстати, не хочу никого запугивать, но комитет защиты журналистов называет Россию «третьей по опасности для журналистов страной в мире»; по числу смертей с 1991 года её опережают лишь Алжир (1993—1996) и Ирак (с 2003 г.). В масштабах стран "большой двадцатки" порядка 30% всех совокупных убийств журналистов приходится именно на Россию. От убийств журналистов во всём мире на Россию приходится от 7 до 10%. Если учесть что доля населения страны от всего человеческого населения планеты составляет чуть более 2%, то ясно что распределение насилия не в нашу пользу.

Всего с 1993 года в России только целенаправленно убито (не путать с прецедентами случайных смертей в перестрелках во время командировок в горячие точки) 165 журналистов. В масштабах например статистики смертей от автомобильных аварий это ничтожно мало, однако Вам какая разница в насколько масштабной графе по факторам смертности быть? Вменяемый человек сделает всё возможное дабы своей преждевременной смерти избежать.

При этом если примерно три четверти убийств журналистов за последние 16 лет вероятно не связаны с проводимыми ими расследованиями и с их публикациями, Центр экстремальной журналистики считает, что около 70 % нападений на журналистов в России, число которых в среднем за год доходит до нескольких десятков, связано с работой журналистов. Например в ноябре 2008 года главный редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов был так сильно избит, что хоть и выжил, но до сих пор (данные середины 2010 г.) не может ни говорить, ни двигаться.

Можно конечно говорить что личное оружие самозащиты от заказных убийств не спасает, однако например Владислав Листьев знал что его жизни угрожает и первую пулю от киллера в своем подъезде получил в руку. Может быть он бы и был в последствии убит каким-то иным способом, однако в том конкретном случае гипотетическая возможность выхватить пистолет и дать отпор у него была. Если бы конечно пистолеты были легальны.

Ну и опять же, не всегда дело настолько серьёзно, когда доходит до заказных убийств. Нападения той или иной политической гопоты с избиениями в наше время - данность, а здесь профилактический эффект легального оружия и вовсе очевиден.

В общем, резюмируя скажу, что на свободу слова влияет конечно множество факторов, однако перо подкреплённое законным дулом, имеет больше шансов на обеспечение творческой независимости и элементарного выживания. Верьте или нет, однако возврат права на оружие положительно отразится даже на столь специфической сфере как свобода слова. В этой связи журналистам пугающим доверчивое население легализацией короткоствола должны видимо сниться кошмары.
Tags: Россия, журналистика, право на оружие, самозащита, свобода слова
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments