butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Не обязан отступать

Предваряя обзорную статью о «крепостной доктрине» одного из руководителей американской Национальной стрелковой ассоциации, хочется напомнить, что принципы, заложенные в соответствующий свод законов не являются чем-то таким уж новым в американском законодательстве, не есть так называемая законодательная «новелла». Наоборот, эти принципы есть ничто иное как легитимация естественно-правового комплекса отношений, выработанного человечеством за всю историю своего развития в опоре на здравый смысл.

В современных условиях сокращения мирового здравомыслия, индикатором чего является победное шествие режимов социалистов в Западной Европе и умножение числа национал-социалистов в Мире ислама, постепенно сокращается и поле действия законов здравого смысла, к которым несомненно относятся и нормативно-правовые акты «крепостной доктрины». Параллельно с припадками толерантности в политической жизни стран вроде Франции, Великобритании или Германии там наступает предсказуемое сокращение неотъемлемых прав и свобод человека, в том числе, свободы на «хранение и ношение» огнестрельного, да уже и любого иного оружия, умаление природного права человека на самозащиту, происходит предельное огосударствление, обобществление и формализация естественных человеческих отношений (и это уже нечто большее чем просто бюрократизация).

Вся эта архаизация общественной жизни, происходящая, к слову сказать, под дымовой завесой «евроинтеграции», естественным путём приводит к росту сепаратизма и преступности (расцветшей пышным цветом на ниве незаконной миграции), что мы особенно отчётливо наблюдаем на примере понемногу теряющих своё единство Испании и Великобритании. Схожие процессы, хотя и с некоторым запозданием, происходят и на «реинтегрирующемся» постсоветском пространстве. Вспомните хотя бы прошлогоднее ужесточение оружейного законодательства в России или недавние пока ещё робкие, но довольно отчётливые намерения парализовать свободу слова и собраний – всё это на фоне роста всех видов преступности и беспрецедентной нелегальной миграции.

В этом свете особенно отрадно, что на свете есть территории, где здравый смысл пока ещё не сдаёт позиций, но наоборот расширяет свой ареал, где каждый вправе защищать свою жизнь, имущество и землю от незваных гостей без оглядки на нелепые вымученные «законы», где напечатанные на бумаге законы все ещё соответствуют нормам человеческого естества.


О.Воробьёв гос. советник РФ 2 класса


Законы «Крепостной доктрины» (“Сastle doctrine”)

Крис В.Кокс, исполнительный директор Института законодательных предположений Национальной стрелковой ассоциации (NRA-ILA)

American Rifleman» апрель 2012г.)

Защищая свои права, мы защищаем себя


До сих пор многие ещё помнят о смертельном инциденте, произошедшем с одной молодой матерью из штата Оклахома, когда в канун Нового Года она оказалась в руках изрядно накачанного наркотиками мужчины, который вломился в стоящий на отшибе дом, угрожая большим ножом женщине и её маленькому сыну.


«Делайте всё, что угодно для своей защиты… делайте всё, что должны делать для защиты своего ребёнка». Помощники шерифа спешили к ней, но до того как они прибыли на место, разбойник вышиб дверь, Сара Дон МакКинли (так звали молодую женщину) увидела у него оружие и выстрелила из своего ружья.

           
После убийства налётчика МакКинли не стала обвиняемой большей частью из-за того, что для следователей и прокуроров было совершенно очевидно, что она действовала в порядке самообороны лишь после того как были использованы все мыслимые возможности для предотвращения нажатия на спусковой крючок. Несомненно женщина интуитивно поняла, что по законам штата непреднамеренное убийство обычно бывает оправданным только как последнее средство, после всех допустимых и возможных мер, предваряющих использование силы. Полиция, прокуроры, судьи и присяжные, как правило, склоняются к тому, чтобы представить использование вооружённой силы в неопределённом виде, когда она ещё преждевременна, чрезмерна, вызвана яростью или, наоборот, демонстрирует неадекватное поведение обороняющегося.

          Сара Дон МакКинли, 18 лет (США) 


В случае с МакКинли, однако, она имела гораздо большую защиту со стороны прокуроров, чем то просто диктует здравый смысл и честные намерения офицеров сил охраны правопорядка и штаб-квартиры Армейского департамента, которые расследовали данный инцидент, в который молодая женщина была вовлечена помимо своей воли. Она имела защиту со стороны закона.

           

Давно действующий закон Оклахомы постулирует, что неумышленное убийство считается оправданным, если осуществляется в целях самозащиты кого-либо или чьих-то детей от преступника, в том числе, если последний проник в дом. Кроме того может появиться необходимость обеспечения полной правовой защиты многих других лиц, которые должны защищаться от преступников безо всяких судебных последствий. Однако, по этому закону, который похож на законы в некоторых других штатах[1]
, МакКинли должна была доказать не только, что лицо, покушающееся на неё, вторглось в её дом, но и что во время стрельбы из своего дробовика, она была твёрдо уверена, что преступник принял позу, непосредственно угрожающую убийством или причинением «тяжких телесных повреждений» ей  или её ребёнку.

             
Лучше правовая защита, чем её отсутствие, ­– но к счастью для МакКинли и других людей в схожих ситуациях, в Оклахоме в 2006г. при поддержке Национальной стрелковой ассоциации (
NRA) также начала действовать и «Крепостная доктрина». За этим названием стоит исчерпывающий набор законов, которые обеспечивают серьёзную правовую защиту для людей, которые применяют силу в целях самозащиты.

           
Основанный на уверенности, что люди имеют «право обеспечивать абсолютную защиту внутри своих собственных жилищ или мест работы», закон Оклахомы 2006г. защищает право частного лица на самозащиту от громилы, незаконно и с оружием оказавшегося в доме или рабочем помещении защищающегося, без обязательного последующего доказательства обороняющимся своего явного страха, что бандит вероятно готов пойти на убийство или причинение тяжких телесных повреждений. Незаконное и вооружённое проникновение является вполне достаточным основанием для осуществления узаконенной презумпции того, что страх обороняющегося получить тяжёлый ущерб своему здоровью был вполне допустимым – и, следовательно, что его защита от преступника допустима в той же мере. Это снимает риск с обороняющегося, – который, в противном случае, рассматривается не просто с точки зрения действий нападающего, но также и его мотивов – и перекладывает данный риск, если он конечно наличествует, на атакующего.

           
Всеобъемлющий закон Оклахомы также содержит положение, разрешающее частному лицу осуществлять самозащиту для исключения «тяжких телесных повреждений», и это положение вовсе не ограничивается домашними стенами. Очень важно, что закон также содержит положение об «иммунитете от преступления»
criminal immunity»), которое запрещает арест лица, использовавшего силу для самозащиты, при наличии всего лишь гипотетической возможности незаконного применения им силы. А при решении, законно ли была применена против нападающего сила, власти рассматривают не только использование силы самой по себе, но также и в целях самозащиты обороняющегося. Без этой правовой защиты людей, которые находились в состоянии самообороны, запросто можно обвинить в преступлении и, как раньше говорилось, уж затем просить их «рассказать об этом суду» и «пусть присяжные решат».

           
Человек наивный или неинформированный может сказать, что если защищающийся думает, что он невиновен, ему нечего бояться со стороны суда и присяжных. Но уголовный суд подвергает обвиняемого риску длительного тюремного заключения – или ещё чего похуже. Обвиняемого в этой ситуации легко можно склонить к признанию вины и за менее серьёзное уголовное преступление, зачастую чтобы он избежал риска осуждения в убийстве, или просто предварительного тюремного заключения в ожидании суда. Усугубляет положение то, что судебные издержки при прохождении через эту серию кошмаров могут достигать величины в $50 000.

           
Два года назад, одному человеку из штата Висконсин тяжело дался этот урок, после того как он застрелил незваного гостя, днём раньше оставившего голосовое почтовое сообщение с угрозами в адрес хозяина и его девушки. Затем преступник взломал запертую дверь и проник в дом, в котором жила парочка. Хотя многие американцы и уверены в том, что хозяин дома имел полное право защищать себя и свою подругу, он был обвинён в умышленном убийстве второй степени[2]
. Это ужасно, но судья отклонил ходатайство ответчика, чтобы обвинение было снято по мотивам самозащиты. (К счастью для подсудимого, судебная апелляция сняла обвинение, поскольку офицеры охраны правопорядка не смогли сохранить телефонные сообщения с угрозами преступника, которые выступали в качестве веских доказательств того, что подсудимый действовал умышленно-рассудочно.)

           
Очередным элементом законодательного комплекса «Крепостной доктрины» является принцип «стой на своей земле» («stand your ground») или же «не обязан отступать» («
no duty to retreat»). Это значит, что когда действие или самозащита так или иначе законны и происходят в месте, в котором самообороняющийся находится на законных основаниях, ему не требуется отступать перед непосредственно атакующим преступником, либо под угрозой такой атаки.

           
Без защиты принципа «стой на своей земле» обороняющийся может превратиться в обвиняемого, как это не так давно случилось в штате Вайоминг. Тогда землевладелец защищался от арендатора, которого он намеревался выселить;  за оградой арендатор сбил его с ног, продолжая наносить удары всякий раз, как только избиваемый пытался вновь подняться. Прокурор в этом деле – а перед этим он был федеральным прокурором в Министерстве юстиции клинтоновского правительства – убеждал всех, что использование оружия против безоружного атакующего не может быть законным. Просто возмутительно, что прокурор настаивал на этом из-за того, что обороняющийся был отличным стрелком и стрелял в своего обидчика более одного раза. Якобы это означало, что он не имел оснований для расстрела. В итоге ответчик был осуждён за убийство первой степени с применением насилия (осуждённый в данное время подаёт апелляцию).

        
Тони Мартин, 56 лет (Англия)   


Ещё одним важным элементом законодательной системы «Крепостной доктрины» является принцип «гражданского иммунитета» civil immunity»), который защищает обороняющихся от судебных исков со стороны нападавших или членов их семей. Наверное, нет такого места, где люди не были бы знакомы с историей английского фермера Тони Мартина, который в дополнение к заточению на несколько лет в тюрьме за то, что пристрелил в состоянии самозащиты грабителя, был также привлечён к ответственности напарником имеющего чрезвычайно длинный «послужной список» бандита, которого Мартин только ранил. В то время, когда эта история гремела в заголовках международных новостей, похожие случаи, не слишком широко освещаемые по вине наших гражданских судов, с завидным постоянством имели место и в США.

Ферон, потомственный бандит, которого ранил Тони Мартин (Англия)

К счастью, Оклахома не является исключением среди подавляющего большинства штатов, в которых в течение последних 7 лет была внедрена инициированная
NRA законодательная «Крепостная доктрина».[3]

           
Штат Флорида, в котором (о чём в своё время достаточно много говорилось) со вступлением в силу в 1987 году закона о праве на ношение оружия началась современная реформа законов штатов о самозащите, продолжил свою роль флагмана движения принятием в 2005 году исчерпывающего перечня законов «Крепостной доктрины». Ещё 14 штатов приняли подобные законы в 2006 году, 5 штатов в 2007, 3 штата в 2008, ещё по одному штату в 2009 и 2010 годах и 4 штата в 2011 году. Что касается штата Юта, то там уже существует надёжная защита для законопослушных граждан в ситуации самозащиты, всего же «Крепостная доктрина» действует в 30 штатах (из 50). Из этих 30 штатов, 27 применяют общий или слегка ограниченный принцип «стой на своей земле», 13 применяют принцип «иммунитета от преступления» и 21 принцип «гражданского иммунитета».

           
В настоящее время проводится работа над вводом в действие законов «Крепостной доктрины» в штатах Айова и Виргиния, а также по улучшению существующих доктринальных законов в Аляске, Небраске и Вашингтоне.

           
Мы работаем для приближения того дня, когда все штаты позволят всем своим добропорядочным гражданам соответствующего возраста носить огнестрельное оружие для защиты. Мы будем работать до тех пор, пока все штаты полностью не станут отстаивать право законопослушных людей использовать силу для защиты и себя, и других, не опасаясь тюрьмы или банкротства. Ведь порядочные люди имеют право на такую малость.



[1] А также очень похож на российские «достижения» правовой мысли.

[2] Грубо говоря, под убийством второй степени в англо-саксонском праве подразумевается умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, в отличие от убийства первой степени, которое является «любым другим умышленным, предумышленным, злоумышленным и преднамеренным убийством», «совершенным по заранее обдуманному намерению противоправно и злоумышленно причинить смерть другому человеку» (ст. 1111 титула 18 Свода законов США).

[3] А вернее сказать, в США происходит восстановление некогда неотъемлемого правила «мой дом – моя крепость», ныне успешно похороненного на своей родине в Англии.


Tags: Англия, Европа, Россия, США, законотворчество, люди, не обязан отступать, необходимая оборона, правосудие, преступность, страноведение
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments