butina (butina) wrote,
butina
butina

Categories:

Судьба вымирающего атеизма и не только

Распространение атеизма по странам (по результатам опросов 2006 года) в процентах от всего населения.

В мире наблюдается весьма интересная тенденция уменьшения числа атеистов.

С 2000 по 2011 г. каждый день в мире становится на 700 «нерелигиозных» людей меньше. Число атеистов уменьшается на 300 человек в день. Видимо в первую очередь это происходит за счёт их естественного вымирания, а на фоне увеличенного воспроизводства в религиозных обществах. Стабильное увеличение религиозности на национальном уровне зафиксировано только в России, Израиле и Словении. В Чехии за 10 лет число атеистов выросло на 18,4%. В России же уменьшилось на 11,7%. Это означает, что в 1998 году атеисты составляли 18,5% населения России, а в 2008-м — только 6,8%.

Именно Россия обгоняет весь остальной мир по динамике увеличения числа верующих. При этом согласно исследованиям Левада-Центра, 30 % опрошенных определяют себя как равнодушных к религии, агностиков или атеистов, причем доля последних — около 10 %. Данные исследований ВЦИОМ, проведенные в 2007 г. в 46 областях России, показали, что убежденными атеистами себя считают 6 % опрошенных, безразлично относятся к религии — 8 %. Хотя 66 % респондентов относят себя к православию, а 3 % к исламу, только 42 % всех опрошенных полностью доверяют религиозным организациям и лишь 8 % регулярно (не реже раза в месяц) посещают церковные службы. Согласно исследованиям Бориса Дубина, число регулярно бывающих в церкви россиян не превышает 5—6 %. Т.е. мы наблюдаем процессы, выходящие за поле возможностей религиозных организаций, которые нельзя связывать только с их активной миссионерской деятельностью.  

Ещё более интересны в этом контексте данные по миру. На 2005 год первое место в списке 50 самых атеистических стран мира, составленным американским колледжем Питцер, занимает Швеция (45—85 % жителей являются атеистами). За ней следует Вьетнам (81 %), Дания (43—80 %), Норвегия (31—72 %), Япония (64—65 %), Чехия (54—61 %), Финляндия (28—60 %), Франция (43—54 %), Южная Корея (30—52 %) и Эстония (49 %). В Швейцарии лишь порядка 5-10% населения - атеисты. 

Наиболее религиозной страной развитого мира является США. 90 % американцев утверждают, что верят в бога, 60% ежедневно молятся, 46% еженедельно посещают храм. Доля активных верующих в других индустриально развитых странах значительно ниже — 4% в Великобритании, 8% во Франции, 7% в Швеции и 4% в Японии.

Не вызывает при этом сомнений сохраняющийся "антагонизм" между наукой и религией. Так например даже в США среди членов национальной академии наук лишь 7% опрошенных признают себя верующими. Среди рядовых американских учёных, количество верующих сохранилось на том же уровне, как и в предыдущем аналогичном опросе, проводившемся в 1914 году, и составило около 40%. Наиболее широко атеизм распространён среди специалистов технических специальностей. При этом достаточно чётко социологически наблюдается обратная зависимость между степенью религиозности и формальным уровнем образования, хотя выводы здесь можно делать диаметрально противоположные - атеисты утверждают, что это доказывает их позицию более "умной", мне же представляется, что более религиозные люди просто реже просиживают штаны в университетах, что ни плохо и ни хорошо. 

Вообще в дискуссии между атеистами и верующими наблюдается типичный феномен психологической косности, когда обе стороны упираются и ставят вопрос о полном уничтожении оппонентов, если не в социологическом, то в интеллектуальном плане, что изначально не верно. То же научное мышление должно предполагать допустимость любого гипотетического утверждения, даже того, что Бог есть, не говоря уже о том, что не одним только научным мышлением довольствуется человек.

Атеисты заявляют о особой ценности своей естественно-научной технической интеллигенции, где в силу специальности, действительно более широко развито именно атеистическое мышление, но вот например среди экономической элиты общества аналогичное утверждение было бы не верным. Из десяти крупнейших денежных воротил мира за 2008 год три - индуиста, один сикх, два агностика, маронит-католик, один православный, один лютеранин, и один католик. Собственно сублимированный образ трудолюбивого и успешного мультимиллиардера в лице Дж. Рокфеллера включает в себя сильную религиозность этого христианина, платившего в свою общину десятину и передававшего огромные благотворительные пожертвования церкви. Это не говоря уже о масштабнейшей и крайне распространённой практике благотворительности среди предпринимателей, которая проявляет то, что культивируют церковные организации. Макс Вебер очень серьёзно описал роль протестантизма в развитии капитализма, но мало кто знает, что например русские старообрядцы в России оказали очень существенный вклад в становление отечественного предпринимательства. Не потому что креститься их количеством пальцев лучше, чем у РПЦ, а очевидно потому, что старообрядцы в те времена были отделены от государства и действовали самостоятельно, культивируя соответственно идеи самоуправления, а не подданничества (читай иждивенчества) в своих прихожанах.

Я бы не сказала, что бизнес - функция для общества менее полезная, чем развитие естественных наук, а концентрировать свои усилия на бизнесе просто ради накопления денег нелепо с точки зрения гедонизма. Тратить их куда приятнее, чем зарабатывать, тогда как процесс "стяжательства" в своих успешных формах обусловлен как раз духовными стимулами, фанатичной целеустремлённостью и трудолюбием - качествами затруднительными без религиозности.

Это не говоря уже о огромной роли религии для обычных трудяг, которым она помогает развивать образование (собственно от волхвов и средневековых монастырей и до церковно-приходских школ и колледжей, функцию образования брали и берут на себя религиозные организации), взаимовыручку и элементарно выживать, не спиваясь и сохраняя жизненный тонус. Религия в этом отношении является мощным положительным стимулом для человеческой цивилизации, которая позволяет людям сосуществовать в условиях общих норм и помогать друг другу, просто мобилизовывать в себе силы для полноценного выживания.

Разумеется, одна религия этим не ограничивается, по другому к тем же проблемам заходят коммунистические идеи создающие всякие там коммуны и кассы взаимопомощи, национализм с его коллективными представлениями о внутринациональной взаимовыручке, гуманизм просветителей. Атеизм тоже играет свою положительную роль на поле научного знания и процессе изучения мира, но атеизм например в какой-нибудь деревне, означает лишь то, что человек сопьется от безнадеги и убьет по пьяне свою семью. Всякая идеологическая система, в том числе любая религиозная система полезны и позволяют мобилизовывать и структурировать общество, не разваливаться ему в скопище первобытных воюющих друг с другом обезьян. 

Проблема не в религии и не в атеизме, так же как она не в коммунизме и не в национализме с либерализмом или гуманизмом. Хотя все идеологические системы которые породил за свою историю человек, закономерно конкурируют друг с другом, это до определённой поры играет в конечном итоге на их и всеобщее развитие. Если бы не церковная реформация и угроза протестантизма, католическая церковь бы так и оставалась скопищем коррумпированных и оторванных от общества иерархов, тогда как сейчас, под прицелом критики, каждый случай педофилии порождает невероятный скандал и посыпание голов пеплом, вместо того чтобы просто заминать эти дела и продолжать в том же духе в тиши религиозной монополии.

Духовная конкуренция, так же как конкуренция в политике и экономике, в конечном итоге позволяют обществам успешно функционировать. Собственно поэтому именно США - страна повышенной интеллектуальной и церковной свободы, оказались наиболее религиозным обществом, скрепленным кристаллической решёткой массы мощных и конкурентоспособных религиозных общин, что проводят политику активной религиозной экспансии в том числе и в России. С другой стороны наиболее атеистическими обществами современности например является Китай под тиранией КПК, переживший коммунистов Вьетнам, Швеция с её социалистическими партиями, Япония с её авторитарными традициями сёгуната и его наследников и т.д. Общества, где атеизм навязывался, так же как до этого в Российской империи например навязывалось православие, оказываются крайне неустойчивы и рушатся вместе со своими идеологическими системами.

Со времён Петра Первого Русская Православная Церковь была обезглавлена, лишена Патриархата и почти полностью утеряла свою самостоятельность, превратившись в казённую пристройку и обслугу государственной бюрократии. Это кончилось тем, что сам "народ-богоносец" принимал активное участие в преследованиях церковных иерархов и грабеже их ценностей, ассоциируя их со всеми проблемами произвола Российской империи. Потом советский насильственно навязанный атеистический колосс тоже закономерно рухнул и был замещён традиционной православной самоидентификацией большинства граждан современной России. 

Пока в XX веке в Европе свирепствовали коммунисты и социалисты с их воинствующим атеизмом, фактически разрушались традиционные связи и структуры общества, общество теряло самостоятельность и инициативность, перестало даже элементарно воспроизводить себя в демографическом плане и стало пассивным придатком к государственным бюрократиям. Навязанный атеизм в этом отношении такая же проблема, что и навязанная религиозность - один стимулирует научный прогресс, но угнетает элементарное выживание общества, другая наоборот. Фактически авторитарные социалисты просто ставят культ всемудрого и всеблагого Государства на место Бога, возводя все проблемы этого института в систематические пороки разрушающие общество. В результате уже СССР был кроме научных успехов (аналогичных религиозным США) мировым лидером по числу алкоголиков и абортов, стремительно следуя вместе со всеми европейцами захваченными социал-демократами, по пути демографического коллапса.

Карта мира по уровню естественного прироста населения. 

Между тем например исламским мир не переживший агрессии атеистов в своём обществе за это время рос и процветал, укрепляя свою конкурентоспособность. Если в 1900 году мусульман было около 4% населения мира, то к 2030 году их будет все 25%. Уже сейчас их количество превзошло количество католиков. Кроме чисто внешних культурных изменений, это сопровождается физическим вытеснением населения одних групп другими - из экономики, политики, мира и существования в целом. Да, когда мы говорим о "исламской экспансии" и "гибели христианского мира" мы предполагает фактически сугубо демографические процессы, однако на них очевидным образом положительно влияет религиозность и именно религиозные семьи, даже обладая крайне высоким уровнем жизни и образования, всё равно склонны к многодетности и в этом смысле религия и демография неразрывно взаимосвязаны. Именно США, с их высокой религиозностью, сохраняют положительную демографическую динамику сравнительно высокую среди развитых стран и даже какую-то активную наступательную роль в мире, а особенно ярко эта взаимосвязь выражена в Израиле с его почти африканским уровнем воспроизводства населения, при европейском уровне жизни. 

Конечно, исламский мир при этом имеет другие проблемы, его религиозность основана на штыках и насилии, так же как в Средние века так существовало христианство, и это обеспечивает в исламских странах значительные проблемы в области развития науки, экономики и гуманитарной сферы (ровно как это наблюдалось и в средневековой Европе), однако сама дихотомия - быть вымирающими зажравшимися атеистическими европейцами которых вытесняют более агрессивные и религиозные народы, или вернутся в Средние Века и навязать теократию со всеми её плюсами и минусами - абсурдная и не реалистичная идея.

Куда разумнее, учитывая всё вышеизложенное, просто понять простые истины, что любая идеология хороша и полезна на своём месте, что религии, как и атеизму, есть место в современном мире и даже в далёком будущем, когда военно-религиозные ордены будут бороздить просторы вселенной, что секрет успеха общества заключается в том, чтобы вывести дискуссию между этими системами за поле государственной политики, в одинаковой степени отказавшись от насильственно навязывания как религиозности, так и атеизма и предоставив людям свободу выбора.

Все реально спорные острые моменты между атеистами и религиозными активистами существуют в поле государственной экспансии, будь-то образовательная политика, регулирование абортов или финансирование науки. Религиозные налогоплательщики имеют право не учить за свой счёт детей теории Дарвина, не оплачивать бюджетные аборты, исследования по клонированию человека или регистрацию однополых браков. Однако и они должны понять, что между их этическим выбором и государственной политикой есть большая разница. Государство должно передавать сферы регулирования оборота алкоголя, табака и абортирования на уровень местного самоуправления. Государство должно уходить от мелочного регулирования образования, повышая самостоятельность таких учреждений и предоставляя родителям право выбора, обучать ли детей в религиозных или атеистических школах. Государство не должно ни запрещать, ни субсидировать за общий счёт спорные научные исследования и т.д.

Атеистам нужно понять тоже самое, что и религиозным ортодоксам - их взгляды не являются истиной в последней инстанции и не должны навязываться силой и правительственной волей. В России, где абсолютное большинство СМИ принадлежит прямо или коственно правительству, а для благотворительности например созданы крайне неблагоприятные условия отсутвия налоговых вычетов, этот огромный конфликтный потенциал между различными группами в обществе будет сохраняться неизбежно, пока само поле этой конфликтности не будет устранено и государство не ограничится минимальным набором функций охраны правопорядка, общей законности и геополитической безопасности. Попытки утянуть общество в ту или иную сторону оборачиваются прежде всего для каждой из сторон самоубийственно. Эти простые истины и важно понять сторонникам всяких идеологических и религиозных концепций, в том числе и атеистам, чьё советское упорство окончилось для них столь же печально, как и казённое православие веком раньше.

Кстати, ирония судьбы заключается в том, что за тысячу лет до всех этих событий аналогичным образом убило себя язычество, когда например князь Владимир Святославович подгоняемый своей дружиной попытался совершить насильственное вытеснение мирно проникшей с купцами на Русь христианской веры и навязать культ Перуна и пр., возведя их в жёсткую теократическую систему, чуть ли не с человеческими жертвоприношениями. Есть основания полагать, что это тогда тоже было общей тенденцией и языческие римские императоры не гнушались кормлением львов первыми христианами. Потом получили ответную волну насилия, казённых запретов и репрессий, не менее неприглядную, но закономерную.

История раз за разом повторяет методологию провальных попыток использования насилия и государственного навязывания, хотя уже есть достаточно успешных примеров когда общества достигали невероятных успехов без этих негодных методов. Может и нам уже хватит ходить по кругу?

Вместо того чтобы атеистам бороться с религиозными людьми за образовательные программы, аборты, однополые браки и прочее, стоило бы единым фронтом к всеобщей пользе потребовать от государства уйти из насильственного регулирования всех этих сфер и позволить в равной степени развиваться как атеистическим, так и религиозным и каким угодно ещё общинам, в рамках общей элементарной законности, преследующей за общепризнанные преступления. 
Tags: Европа, демография, история, минархизм, наука, религиоведение, рождаемость, статистика, страноведение
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 84 comments