butina (butina) wrote,
butina
butina

Заколосились результаты нового закона о уличных акциях?

 На днях, когда мы пытались зарегистрировать уличную акцию у посольства Венесуэлы (связи с нагрянувшим в этой стране полным запретом на ношение оружия для гражданских лиц) уведомление о пикете у нас приняли, но на этом всё и закончилось - не то что отказа, вообще никакой ответной реакции не последовало ни через день, ни на следующей неделе. Попытки дозвониться по всем телефонам в мэрию не увенчались успехом.

Мы конечно попытаемся судиться, но в другой ситуации, до нового закона о митингах, можно было бы рискнуть и провести акцию, а уже потом судиться с мэрией по поводу её непозволительной нерасторопности. Но с учётом особенностей российской чиновнической судебной системы, рассчитывать на успех этой тяжбы не приходиться. 

Когда бурлили страсти по новому закону о митингах был упущен из виду этот важный момент - теперь, чиновники, окрылённые ужесточенными санкциями за уличные акции, при отсутствии адекватного ужесточения за их правонарушения (при гипотетически работающей судебной системе, а не в безвольной пристройке к исполнительной власти), могут стать ещё более безответственными и в ещё большей степени плевать на исполнение своих прямых обязанностей. Рост санкций в отношении гражданских лиц приводит не только к прямому подавлению их гражданской активности но и обеспечивает дальнейший уход из реальности российской бюрократической системы.

И это не абстрактное переживание в духе "демократия в опасности!!!". Потеря эффективных путей коммуникации между властью и обществом обернётся противоположным желаемому эффекту - новый закон о уличных акциях не только не "защитит общество от радикалов", но он гарантированно приведёт к росту радикальных, экстремистских настроений в условиях когда умеренные формы активности и связи становятся всё более затруднительными. В 90-е годы терроризм в России был сравнительной редкостью - не потому, что в стране жилось лучше, чем позже, а поскольку люди верили в возможность донесения своей точки зрения иными, легальными средствами. В 2000-х годах с этим возникли проблемы и к нарастающему террору ваххабитов добавился террор ультраправых и ультралевых. Либерализация партийного законодательства могла бы эти негативные явления сбить и минимизировать, но политика властей как всегда противоречива и не последовательна. Новый закон о митингах, как и запреты на гражданское оружие, бьют только по умеренным, законопослушным гражданам. Свято место пусто не бывает и экстремисты в этих условиях получают второе дыхание. Ключевой вопрос связи с этим следующий - не то люди в высоких административных недрах просто с образованием проблемы имеют (в СССР политологии понятно дело учить было не с руки), не то в принципе не заинтересованы в снижении политического насилия и используют его как повод для закручивания гаек (а значит см. п.1)?

Кстати, чтобы сторонники террора в политике не потирали руки в оптимистическом предвкушении, воспользуюсь поводом для сообщения о "успехах" дела Брейвика, использовавшего столь ужасные и неэффективные методы для своих не дурных в общем-то целей. Результат насильственных актов в Норвегии оказался следующий:

"Во-первых, это привело к существенному снижению популярности правой Партии Прогресса, которая набрала на прошедших 14 сентября 2011 года выборах в муниципальные советы всего 11,5% голосов – это на 6,0% меньше, чем на выборах в 2007 году. За Рабочую партию проголосовали на 2 % больше, чем в 2007-м. На уровне округов избиратели отдали предпочтение рабочей партии в большей степени. Во-вторых, теракт в Утойе привел к радикальным изменениям внутри партии прогресса, вынужденной провести внутренние реформы с целью показать обществу, что поведение Брейвика вызвано не членством вплоть до 2007 года в молодежном крыле партии, а какими-либо внешними факторами. Тщательному анализу были подвергнуты все программные положения, а также в преддверии парламентских выборов 2013 года была обещана новая программа, которая уже включает в себя возможность сотрудничества..., причем эта программа представлена на официальном сайте наряду с предыдущей, что позволяет наглядно убедится в эволюции, а также понять, что партия никогда не была чрезмерно радикальной. В-третьих, правый радикализм потерял свои позиции. Интересна реакция мигрантов на теракты – она практически не освещается СМИ, то есть призыв Брейвика был отторгнут обществом. Приоритетом в риторике всех партий стала борьба с проявлениями крайнего экстремизма, причем это в равной степени характерно как для левых, так и для правых партий"

Т.е. в сухом остатке, акции Брейвика в очередной раз, как и тысячи им подобных выходок, обернулись результатом противоположным задуманному и лишь упрочили позиции правящей "социалистической" партии - того "зла", которое свихнувшийся Брейвик желал ослабить. В этом отношении экстремисты и бюрократы очень похожи и вместе реализуют вечный принцип "хотели как лучше, а получилось как всегда". Только умеренные конструктивные силы общества от этого идиллического союза государственного и частного самодурствующего насилия и террора страдают.
Tags: бюрократия, государственное регулирование, законодательство, лытдыбр, право на оружие, терроризм, уличные акции, экстремизм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments