butina (butina) wrote,
butina
butina

Парадигмальные основы правопорядка

Назначение новым министром МВД Владимира Колокольцева было воспринято в обществе на редкость оптимистически, даже в его оппозиционной части. Новый федеральный начальник полиции из «простых оперов», прошёл весь путь внутри милицейской системы, зная не понаслышке всё её недостатки и невзгоды и не ассоциируется с отчуждёнными от народных горестей силовиками КГБ/ФСБ от которых на это ведомство был поставлен предыдущий министр. Во времена беспорядков на манежной площади Колокольцев, будучи главой московской тогда ещё милиции, лично разговаривал с протестующими и успокаивал людей. Даже в быту он выделяется из суровой российской вертикали власти тем, что занимался живописью, любит охоту и оказался самым бедным министром. А ещё говорят новый министр сам человек принципиальный, планирует и дальше сокращать штабное начальство, возрождать УБОП и укреплять роль общественных советов при своём ведомстве – вполне возможно, что одними общественными советами вовлечение гражданского общества в наведение правопорядка в России не ограничится. Одним словом на него в стране возлагают большие надежны по коренному реформированю правоохранительной системы, на переднем краю которой стоит МВД.

А реформировать есть что, ведь Россия занимает позорное первое место по числу убийств на душу населения в Европе, далеко опережая все остальные страны не только из числа развитого мира, но даже стойко выделяясь по показателю криминального произвола во всей Евразии. Новый министр мог бы инициировать радикальные изменения к лучшему, но для этого бы потребовалось пересмотреть основные фундаментальные подходы к правопорядку в стране. Ведь, в сущности, в России, при радикальной смене политических и экономических систем в практически неизменном советском наследии досталась советская система правопорядка, где декларируется, что обеспечение безопасности граждан – исключительная забота государства.

Для нас это кажется непреклонной истинной, но например, в США вообще нет централизованной системы полиции, а советующие органы формируются на уровне органов местного самоуправления. Собственно по-другому действовать в условиях сложного капиталистического общества затруднительно. Так же как государство не очень справляется с монопольной ролью центра принятия решений в условиях командно-административной плановой экономики, так и в сфере поддержания правопорядка федеральные чиновники это делают не лучшим образом. Собственно уровень советского правопорядка сильно переоценивается, он даже в самые свои годы был в разы хуже, чем в развитых западных странах, однако тогда от общественной паники страну спасала аналогичная централизация в СМИ. В условиях же распада плановой экономики, устранения санкций за тунеядство, огромной имущественной и всех прочих диффиренсаций российского общества при отсутствии механизмов саморегуляции безопасности, преступность в постсоветской России ещё более разительно подскочила.

Между тем в России есть опыт общественной саморегуляции и в области правопорядка, чего только стоит недавний резонансный случай успешной самообороны предпринимателя из Тульской области Гегама Саркисяна который, защищая свою семью, убил кухонным ножом троих нападающих, а буквально на днях ветеран Великой Отечественной Войны из Забайкалья тоже убил ножом нападающего грабителя. Может быть, при более совершенных инструментах самообороны такие случаи были бы чаще и были бы лучшей альтернативой, чем перманентная волна убийств законопослушных граждан?

Активное участие жителей страны в обеспечении её внутренней безопасности – не новинка даже для России. Так, например можно вспомнить институт казачества или практику свободного владения, в том числе короткоствольным огнестрельным нарезным оружием до 1917 года. Показательно при этом, что в Российской империи тогда насильственная преступность была вдвое ниже современного уровня.

Малоизвестно, но какое-никакое вовлечение граждан в обеспечение безопасности в России уже есть – в стране более 3 миллионов зарегистрированных и вооружённых охотников, более 6 миллионов единиц легального длинноствольного гражданского оружия на руках у населения и порядка 700 тысяч сотрудников ЧОПов. Армия вооружённых гражданских уже превосходит количество служащих государственных силовых структур и революции не происходит. Но нам здесь есть ещё куда расти, так вооружённая армия американских граждан в десять раз больше нашей, а в странах Западной Европы вооружённых граждан в относительных показателях примерно в три-шесть раз больше, чем легально вооружённых россиян. Было бы наивно предполагать, что все эти люди никак не участвуют в сдерживании преступного мира.

В России владельцы легального оружия уже демонстрируют пресловутую «оружейную культуру» совершая в среднем насильственные преступления значительно реже, чем обычные россияне. Однако для того, чтобы участие гражданского общества в правопорядке стало ещё более серьёзным, необходимы существенные законодательные изменения, в частности дополнительные гарантии, что гражданина отбившегося от преступника самого не признают преступником, и главное, инструментальное обеспечение этой вооружённое самообороны. Чтобы не говорили апологеты травматического оружия, а все силовые структуры почему-то не спешат заменять свои огнестрельные пистолеты на аэрозольные баллончики. Не делают этого и преступники, вполне вооружённые без всяких разрешений от государства. А на войне, как известно паритет в силе играет решающую роль и уж явно одна сторона конфликта в здравом уме не будет пытаться снижать эффективность своего оружия, меняя боевые снаряды на шутихи и фейерверки. Для противостояния граждан вооружённой преступности этот подход почему-то считается приемлемым.

У нас долгое время пытаются отрицать роль законопослушных граждан в обеспечении безопасности, утверждая, что это исключительно правительственная юрисдикция бороться с криминалом и именно МВД своим экспертным мнением здесь выступало решающей силой препятствующей либерализации оружейного законодательства. Неоднократные попытки законодательных изменений здесь предпринимались и раньше, так например, с соответствующей инициативой уже выступали парламентарии Калининградской думы, насмотревшись на аналогичный положительный опыт всех своих европейских соседей, включая прибалтийские республики, однако большинство федеральных депутатов совместно с «силовым блоком» каждый раз блокировало эти предложения.

Даже возможность владения длинноствольным огнестрельным оружием в целях самообороны на дому вызывала те же апокалиптические опасения, однако президент волевым усилием принял соответствующие изменения в 1996 году и конца света с тех пор не произошло, напротив, количество насильственных преступлений, тем более связанных с грабежами и нападениями на жилища, существенно сократились. Новый министр МВД мог бы переломить ригидность законодателей и в более широких масштабах, одной такой инициативой повернув полицию лицом к народу, перестав его рассматривать как некое враждебное явление, которое только и нужно, что сдерживать и ограничивать как неразумное дитя.

Собственно именно из-за этого сдерживания в вопросах безопасности мы в известной мере получили то, что получили. Пока все восточноевропейские страны распавшегося варшавского блока наряду с рыночными реформами и демократизацией закрепляли право владения пистолетами для своих граждан, в России правопорядок оставался монопольной привилегией государства закономерно не справлявшегося единолично с этой функцией. Отсюда и неизбежно горькое послевкуские «криминального разгула либеральной эпохи 90-х» и столь же закономерное возвышение на этом фоне авторитарной власти силового блока с последовавшим закручиванием гаек - меры актуальной для военного времени, но слабо приемлемой для созидательной мирной жизни.

Как было известно ещё заокеанским отцам-основателям «демократия - это пространство договорённости вооружённых джентльменов», а в России эту истину забыли в 90-е годы и сейчас недооценивают её важность в современную бурную эпоху перемен. Может быть, новый состав правительства сможет взять эту ответственность на себя?
Tags: безопасность, история, люди, полиция, право на оружие, правопорядок, преступность, реформы
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments